| Начало | Забыл пароль | Ответить | Поиск | Статистика | Правила |
Поэтические посиделки orel-story.ru форум / Поэтические посиделки /  
 

Ну где вы, поэты?

 
 
Страница  Страница 5 из 5:  « Назад  1  2  3  4  5

Автор Витязь

Участник 
#61 | Дата: 10 Июн 2018 10:55 
19 июля 2016 года, ушёл Александр Васильевич Маргелов. Человек-легенда, сын Бати.

было страшно. конечно же страшно!
но пошёл, первым в мире на дело
лейтенант с мирным именем - Саша
но с фамилией грозной - Маргелов!

полилась в кровь свинцом перегрузка
вырывая хребет на живую
и "Кентавр" чертыхался по русски
и курил, Батя, пачку вторую

и лежал с непочатой обоймой
пистолет, как за сына молитва
синевы им хватало обоим
по беретам и душам разлитой

быть Героем конечно же просто
просто нужно быть первым и лучшим!
и пройти, от яслей до погоста
чтоб на небе шептались:
- везучий!

будет страшно. до одури страшно!
но шагнут за тобою, вслед, смело
лейтенанты - Иваны, да Сашки
для кого эталоном - Маргелов!

В то, что людей можно десантировать внутри техники, не верил никто. Для испытаний нового способа министру обороны Гречко командующий ВДВ Василий Маргелов предложил свою кандидатуру, но получил отказ. Тогда участвовать в эксперименте вызвался его сын – десантник Александр Маргелов.
«Василий Филиппович из всех войск выбрал только одного – своего сына. Как вы считаете, почему он это сделал? Он не хотел рисковать никем другим. После этого начался скачок развития боевой техники. У нас появилось достаточное количество боевых машин, самолет Ил-76», - рассказывает председатель Совета ветеранов ВДВ РФ, генерал Владимир Данильченко.
Десантирование экипажа проводили на полигоне под Тулой. Командиром экипажа был назначен Леонид Зуев. Оператор наводчик – Александр Маргелов. По рассказам очевидцев, перед погрузкой Маргелов – старший подошел к обоим, обнял, пожелал удачи и улыбаясь сказал: «Вам-то что – разобьетесь и все, а мне отвечать».
Во время десантирования на командном пункте он выкурил больше пачки «Беломорканала». Рука в кармане держала заряженный пистолет на случай неудачи. Но все прошло штатно.
«А команда еще – не просто приземлиться. Давал максимум две минуты, чтобы машина начала движение, выполняла боевое задание. Потом мы добивались, чтобы десантники также быстро вступали в бой», – отмечал позже Маргелов.
После он вспоминал, что на борту самолета в промерзшей БМД было очень холодно. Тогда экипаж спел «Балладу о парашютистах», и стало легче.
На бортовой магнитофон записали поздравление Анне Ивановне Маргеловой – у мамы был день рождения. О том, что магнитофон из-за мороза ничего не записал, узнали только потом.
Десантирование техники с экипажем на реактивных системах позволило вводить в бой дивизии ВДВ не за семь суток, как ранее, а за 22 минуты. Это стало серьезным козырем во время холодной войны. За подвиг Александр Маргелов награжден Золотой Звездой Героя Советского Союза.

Автор Витязь

Участник 
#62 | Дата: 10 Июн 2018 10:57 
Ключ.

в высотке, в той что, на проспекте
жильцы, Деда Ваню все знали
картуз, две колодки медалей
он был лучший дворник на свете!

с коляской помочь? - это в радость!
замок заедает? - поправим!
он как эталон Честных Правил
Герой-ветеран Ленинграда

Балтиец! проб выше не надо!
кремень! хоть ваяй его в бронзе!
мальчишки шептались, что носит
он Ключ, как большую награду

на поясе, в тканном кисете
везде с ним (шутили - и в бане!)
чудачество то Деда Вани
загадка и взрослым и детям...

беда разрешенья не спросит...
нашли его утром, в парадной...
избили, забрали награды...
а он всё шептал свою просьбу:

медали забрали... прохвосты...
а Ключ я припрятал - удача!
я в тридцать седьмом, юнгой начал...
на барже... этап шёл на остров...

зима, нас зажало в торосы...
по радио - всем уйти с судна
приказ, хоть и выполнить трудно
но сделали - мы же матросы!

не помню, открыл кто кингстоны
я трюм запирал, как сказали...
я видел своими глазами,
как души проходят сквозь волны!...

мне Ключ положите в дорогу!
он мне пригодится! там спросят:
- старшой! ну, и где тебя носит!?
открою... и все вместе к Богу...

Автор Витязь

Участник 
#63 | Дата: 10 Июн 2018 10:57 
Быль из 2014 года.

А бабушка молится в голос
За сына, что ждёт "перемоги".
Был чёрен у бабушки волос,
И вместо колёс были ноги.

И было тогда тоже лето,
И трассеры - детство на вылет...
Для бабушек строили гетто
Свои же... с трезубом... свои ли?

И лето, спустя много вёсен,
Вернулось... Когда упустили?
И сын вдруг у бабушки спросит:
- К врагам, мамо, едешь? В Россию?!

Смеяться ли, плакать?...
Не знаю... Коляска скрипит... Льется мова.
- Понять сын, сумеет, я знаю!
Россия. Дивеево. ДОМА!

У бабушки Александры коляска плоха... Дрянь, а не коляска...
Но она не унывает... Она молится.
За Родину - Украину, за родной Киев, за народ, за сына-балбеса, что на полном серьёзе, отговаривал ехать, ибо "там и убить могут ".

Автор Витязь

Участник 
#64 | Дата: 10 Июн 2018 10:58 
Петергофский десант.

Раскажите, Константиныч, за десант!
тот который 41-й, Петергоф
после ваших мемуаров, будто сам
я нырял в волну залива с катеров

будто сам орал "полундра" и "ура"
когда били словно в тире и в упор
а у "фрица", за МG, не фраера*
и их росчерки десанту приговор

ленты в зубы и повыше автомат
кто на берег вышел - крупно повезло
под оградой они кучами лежат
мемуары собой портя, как назло...

им не выдали не звёзд, ни орденов
их забыли, даже те, кто посылал
и без мата не хватает просто слов...
раскажи мне, Константиныч, за десант...


*MG34 (нем. Maschinengewehr 34) — немецкий единый пулемет времён ВОВ.

«В районе Петергофа в тыл вражеских войск был высажен морской десантный отряд с целью содействия приморской группе в проведении операции. Моряки действовали не только смело, но и предельно дерзко. Каким-то образом противник обнаружил подход десанта и встретил его огнем еще на воде. Моряков не смутил огонь противника. Они выбрались на берег, и немцы, естественно, побежали. К тому времени они уже были хорошо знакомы с тем, что такое „шварце тодт" („черная смерть"), так они называли морскую пехоту. К сожалению, я не запомнил фамилии мужественного моряка — командира отряда морского десанта. Увлекшись первыми успехами, матросы преследовали бегущего противника, но к утру сами оказались отрезанными от моря, и большинство из них не возвратились. Не вернулся и командир.»
(Г. К. Жуков. Воспоминания и размышления. М., 1969. С. 330).

Количество вранья в этом абзаце, зашкаливает. Впрочем, у Георгия Константиновича это норма..

В сентябре 1941г. немецким войскам, несмотря на ожесточенное сопротивление 8-й и 42-й армий, удалось выйти к Финскому заливу, захватить Стрельну, Новый Петергоф и полностью замкнуть кольцо блокады вокруг Ленинграда. Остатки 8-й армии оказались запертыми на Ораниенбаумском плацдарме. В это время было принято решение сменить командование Ленинградским фронтом. Назначенный на место К.Е.Ворошилова Г.К.Жуков подверг резкой критике действия руководства фронта. Особенно его возмутило бездействие в столь трудной ситуации Балтийского флота, оказавшегося полностью запертым в Кронштадте. Командующему флотом вице-адмиралу В.М.Трибуцу, чьи моряки «слонялись без дела», Г.К.Жуков отдал устное распоряжение высадить морской десант в Новом Петергофе, чтобы помочь 8-й и 42-й армиям соединиться, освободив побережье Финского залива.
Понятно, что распоряжение нового начальства надо было выполнить как можно быстрее. В Кронштадте из числа корабельных специалистов (электриков, минеров, артиллеристов) был сформирован отряд добровольцев (около 500 человек), которых решено было срочно переучить на десантников. Обучение проводилось 1-4 октября. И уже 4 октября в Кронштадте состоялся торжественный митинг, где выступил вице-адмирал В.М.Трибуц, вдохновивший балтийцев на подвиг. Отряду моряков было поручено выполнить то, что не смогли сделать две армии.
Приказ о высадке десанта был подписан 2 октября командующим Балтийским флотом вице-адмиралом В.М.Трибуцем, членом Военного совета дивизионным комиссаром Н.К.Смирновым и начальником штаба вице-адмиралом Ю.Ф.Раллем. В нем говорилось: "скрытно высадить морской десант в районе Петергоф при поддержке корабельной и береговой артиллерии. Нанести удар во фланг и тыл противника, имея целью совместно с частями 8-й армии уничтожить противника, действующего в районе Петергоф". Предполагаемая артподготовка была отменена Г.К.Жуковым для обеспечения внезапности высадки десанта.
Между 4 и 5 часами утра 5 октября десант был высажен в Нижнем парке и в Александрии. Неравный бой продолжался несколько дней, в течение которых руководящий операцией Военный совет Балтийского флота в Кронштадте так и не смог ни наладить связь с десантниками, ни высадить подкрепление, ни подвезти боеприпасы, ни организовать мощную артиллерийскую и авиационную поддержку. Почти весь десант погиб, оставшись лежать в парке на долгие годы, а чудом выжившим было приказано обо всем забыть. Операцию решили замять, а о результатах доложить позже (накануне высадки десанта Г.К.Жуков был вызван на помощь в Москву).

Автор Витязь

Участник 
#65 | Дата: 10 Июн 2018 10:59 
Детям из 90-х дворов...

Нам светочи не светят
А светят срок и нары
Мы брошенные дети
Под хрип блатной гитары

Пока седые дяди
Страну дербанят ловко
Лишь гопота и &ляди
И рай лишь на Рублёвке

И не слабо на ножик
Проверенно делами
И нет в коленях дрожи
Во всём виновны сами

И сами расхлебаем
И по счетам до пени
Мы дети-раздолбаи
Агукали по «фене»

Ну, что косишь земеля?
Мы не с Луны свалились
Нас воспитало время
Где души не ценились

И нас жалеть не нужно
Нам это в оскорбленье...
И шлёпает по лужам
Душа на исцеленье...

Автор Витязь

Участник 
#66 | Дата: 10 Июн 2018 11:00 
Осовец, Порт-Артур, высота "семь, семь,шесть"
"Пятачок" на Неве или остров Даманский...
где-то там, наверху, обязательно есть
место, где лишь по русски поются романсы

там погоны пестрят, там махорочный дым
там гусар о любви, лётчице "заливает"
нет контузий и ран, нет рубцов и седин
и лишь в вальсе, порой, кто-то чуть захромает...

фронтовые сто грамм пьют боярин и кметь
а КомКор и сержант - мёд из братины стоя
это им не во грех - там нельзя опьянеть
там нет третьих тостов, и все живы Герои

там "Егория" крест рядом с "Красной Звездой"
на стенах же - хоругвъ, возле "мЫша" спецназа
на гармошке, "Катюшу", рванет рядовой
воевода и маршал подтянутся разом...

Осовец, Порт-Артур, Перекоп или Брест
как нашивка на китель - пропуск в те благодати
матерясь и крестясь, сыновья брали Крест
и несли не ропща...
ибо Родина - Мать им!

Светлая память, всем достойным!

Автор Витязь

Участник 
#67 | Дата: 10 Июн 2018 11:01 
Мужик.

я простой среднерусский мужик
за плечом - ПТУ и армейка
есть медведь, ППШ, телогрейка
кум - еврей и друг детства - таджик

я пью квас, стекломой и Clicquot
матерюсь и бью в храме поклоны
соль земли, в доску свой и посконный
хоть своим на Руси не легко...

ничего. выносил, выношу...
и, Бог даст, ещё вынесу многих!
кто забудет поклон на пороге
их, таких, приходило - аж жуть!

не силён в накопленьи бабла
проще в космос, на дно океана
на войну иль на донце стакана
лишь бы та, что в березках жила!

мне до жиру одно - не дожить...
пост в России от века до века
но раздолье "ловцам Человеков"
здесь, где "М" - это значит Мужик.

Автор Витязь

Участник 
#68 | Дата: 10 Июн 2018 11:03 
со сцены зала ЦДЛ
в день всенародно-нужной Даты
мужчина ветеранам пел
сквозь слёзы хлопали солдаты

в куплетах были боль утрат
и ярость в них, вскипала бурно
гремел Победою парад
патриотично и бравурно

закончив петь, беря цветы
певец слезу смахнул сурово
и вдруг услышал:
- это ты!?...
ну, здравствуй! помнишь?... я тот ВОВа!

на сцену выходил старик
две "Славы" с россыпью медалей
- пришёл тебя благодарить
что мне отраву не продали

без очереди (вот смешон)
взять на помин - ушла старуха
год девяностый, вроде, шёл
лишь по талонам борматуха

я ж по закону - воевал...
а ты меня, тогда, пинками
и в спину мне слова вбивал -
"как эти ВОВы задолбали!"

жену я чаем помянул...
не пью с тех пор (здоровше буду!)
красиво песню завернул!
но... в губы может и Иуда...

Автор andymackey

Участник 
#69 | Дата: 4 Май 2024 09:12 | Поправил: andymackey 
Орловский поэт-фронтовик Алексей Васильевич Пахомов (1924–1998).


Журнал «Вопросы культурологии» № 9 сентябрь 2021 года.
Судьба поэта-фронтовика Алексея Пахомова.
«Служил Отечеству, работал, завёл семью, построил дом...»

Лазарев Сергей Евгеньевич,
кандидат исторических наук, преподаватель кафедры общеобразовательных дисциплин Мценского филиала ФГБОУ ВО «Орловский государственный университет имени И.С. Тургенева», профессор Академии военных наук Российской Федерации.

Статья посвящена орловскому поэту-фронтовику Алексею Васильевичу Пахомову (1924–1998 гг.), активному участнику Битвы за Ленинград. В центре всего его творчества находятся темы войны, исторической памяти, неподдельного мужества. Слово поэта звучит сурово и правдиво, оно выстрадано всеми годами пребывания солдата на фронте. Вот почему, когда читаешь эти стихи, сопереживаешь вместе с автором, идёшь вместе с ним в атаку, скорбишь по погибшим, радуешься родной весточке из дома. Между тем, поэзия А.В. Пахомова и его жизнь ещё не исчерпываются военной тематикой, и таят в себе много необычного.
Известность поэта-фронтовика Алексея Васильевича Пахомова и при жизни не была большой, а после смерти и вовсе его имя остаётся на слуху только у родственников и земляков – жителей посёлка городского типа (далее – пгт.) Змиёвка Свердловского района Орловской области. Наивысшим признанием его заслуг стал приём в Союз писателей Российской Федерации, тогда, когда это было ещё престижным. У него вышло семь книг, но сегодня их можно отыскать даже не во всех орловских библиотеках. Тем не менее, его поэзия – светлая, мудрая, немного сентиментальная, проникнутая жизненными воспоминаниями – оставляет устойчивое впечатление, что писатель остался недооценён. На Орловщине есть много авторов, которые смогли громче (точнее – крикливее) заявить о себе и добиться для себя необходимых преференций. Между тем, по признанию известного писателя С.И. Шуртакова (1918–2014 гг.), «о том, что пережил человек в минуты атаки, может написать только тот, кто ходил в атаку на войне, а не за письменным столом. [Вот почему] стихи Алексея Пахомова о войне, несмотря на их внешнюю простоту, воспринимаются как неподдельные свидетельства непосредственного участника» [1].
Алексей Васильевич Пахомов родился 12 апреля 1924 г. в с. Вышнее Долгое Должанского района Орловской области в бедной многодетной крестьянской семье.
Отец его, Василий Алексеевич (1888–1947 гг.), происходил из вольных крестьян. Имея три класса образования, он много читал, следил за международными событиями и событиями внутри страны. Его с удовольствием слушали односельчане, по просьбе которых он нередко писал от их имени письма и обращения в различные инстанции, имея каллиграфический почерк. Кроме того, он был очень честным человеком, трезвым и правдивым. Работал сторожем в колхозном саду, а в молодости – помощником машиниста на железной дороге.
Мать, Евдокия Кузьминична (в девичестве Синицына) (1891–1977 гг.), была дочерью мастера-каретника и внучкой придворного. Очень хорошо пела, обладала тонким музыкальным слухом, играла на гитаре, в юности была солисткой церковного хора. Послушать Дуняшу специально приезжали со всей округи богатые люди, купцы и помещики. В советское время работала в колхозе, техничкой и сторожем в райкоме партии.
Всё детство А.В. Пахомова прошло в с. Вышнее Долгое, которое до войны являлось райцентром Должанского района (после войны райцентр переместился на железнодорожную станцию Долгое). Алёша играл с друзьями детства в незатейливые игры, такие, например, как «жожки», когда сбивали палками-битами поставленные кости от свиных ножек (что-то наподобие игры в городки). Часто боролись «за пояски», как называлась по-местному вольная борьба. Это закаляло и развивало силу и выносливость.
У Пахомовых было десять детей, не считая безымянных, умерших в младенчестве. «До войны мы жили на левом берегу реки Должанки, в трёхстах метрах от Овсянникова моста, вниз по течению, – вспоминал позже Алексей Васильевич. – В хатёнке, крытой соломой, с земляным полом, ютилась семья наша, состоявшая из десяти человек. Дети часто болели, многие умирали, но нарождались новые. После того, как умерли братик Толя и сестричка Валя, я оказался в семье самым младшим. Мне уже было шесть лет, когда умер четырёхлетний братик. И его так жаль, что не забуду никогда. Толик был умным мальчиком и всеобщим любимцем. В четыре года он знал много стихов, хорошо пел. Умер от воспаления лёгких.
Чаще мы были разуты и раздеты, не хватало хлеба, крупы, даже картошки. О сахаре и мясе и думать нечего. Печь занимала треть нашей хаты, топилась соломой и сырым хворостом, который мы рубили по берегам мелководной реки. Печь спасала нас от холода, корова – от голода. Зимой мы, дети, с печки почти не слезали. Три крохотных окошка, забитые наполовину досками и засыпанные для утепления золой, покрывались таким толстым слоем инея и морозными рисунками на стёклах, что через них еле пробивался свет. В хате вечно стоял полумрак» [13, с. 5–6].
Яркие впечатления его детства связаны с ситуацией, когда пропала корова, которую он пас. Позднее об этом было написано одно из его стихотворений:
А мне только семь. Я корову ищу
Осеннею ночью, оврагом и рощей...
Бегу босиком, оглашенно кричу,
Зову её Зорькой, обжорою тощей...
Нашёл. Подбежал. Возвращаюсь назад.
Погони как будто и не было даже...
С коровой смелее – без памяти рад,
Пропажа нашлась! И какая пропажа!
(«А мне только семь. Я корову ищу...» [12, с. 32–33]).
В 1936 г. А.В. Пахомов окончил Нижне-Должанскую начальную школу, в 1941 г. – восемь классов Вышне-Должанской начальной средней школы (доучиваться пришлось после войны). Учился на «хорошо» и «отлично». Имел тягу к гуманитарным предметам, в частности, к русскому языку и литературе. Был активным участником художественной самодеятельности. Как чтец-декламатор, занимал призовые места на районных смотрах, играл в духовом оркестре на альте. Занимался спортом. С 1939 г. состоял членом Всесоюзного ленинского коммунистического союза молодёжи.
И вот пришла война. «22 июня 1941 г. с утра весь должанский народ находился у леса на ипподроме, где происходили соревнования рысистых лошадей – бега, – вспоминал Алексей Васильевич. – В 12 часов по радио поступило тревожное сообщение о войне. Все сразу сникли и стали расходиться. Мы шли с военруком Дмитрием Федотовичем Синицыным. На наш вопрос он ответил не сразу: "Война будет тяжёлая и длительная, так что и вам ещё от неё достанется"» [13, с. 7].
Шли дни. С фронта приходили сообщения одно другого хуже. Подростков начали наряжать на строительство аэродрома, косить траву, научили убирать рожь и пшеницу косами с крюками. А.В. Пахомов с четырьмя товарищами решили поступить в авиационное училище. Сдали документы, прошли медкомиссию, ждали вызова в г. Орёл, но его всё не было. Уже шли бои под г. Брянском. Бомбили и станцию Долгую. Тревожные воспоминания легли в основу ряда поздних стихотворений:
Босоногое детство в Должанке
Разбомбили на тихой полянке.
И поныне летят те осколки,
Свист их жуткий никак не умолкнет.
Никуда мне, седому, не деться,
От тебя, разбомблённое детство
(«Босоногое детство в Должанке...» [15, с. 13]).
В октябре 1941 г. А.В. Пахомов эвакуировался в с. Балтай (райцентр) Саратовской области, где окончил курсы и работал трактористом на местной машинно-тракторной станции. Находясь в эвакуации, получил печальное известие о том, что его старший брат Иван Васильевич (род. в 1911 г.), бывший мастер воронежского завода имени В.И. Ленина, погиб в боях под г. Москвой.
В октябре 1942 г. и А.В. Пахомов был призван на военную службу Балтайским районным военкоматом Балтайского района Саратовской области. Служил рядовым и на сержантских должностях: с 13 октября 1942 г. по 26 января 1943 г. – сапёр 221-го армейского запасного сапёрного батальона Ленинградского фронта, с 26 января 1943 г. по 2 сентября 1944 г. – сапёр 106-го отдельного моторизованного инженерного батальона 30-го гвардейского стрелкового корпуса Ленинградского фронта. Последнюю часть, как резерв Главного командования, перебрасывали на разные участки фронта. Сапёры минировали и разминировали, строили на переднем крае огневые точки, форсировали водные рубежи, наводили понтонные переправы, а в августе 1943 г. ночью штурмом взяли «чёртову» высоту в районе Синявино. Здесь А.В. Пахомов был ранен в руку и тяжело контужен, но сумел вынести с поля боя тяжело раненного товарища. Позднее сражался на Карельском перешейке, форсировал реку Вуокса.
Из наградного листа на ефрейтора А.В. Пахомова, подписанного командиром 106-го отдельного моторизованного инженерного батальона 30-го гвардейского корпуса Ленинградского фронта майором И.И. Соломахиным 21 сентября 1943 г.: «Тов. Пахомов Алексей Васильевич с минами продвигался впереди боевых порядков пехоты. Помогал бойцам вести уничтожение просочившихся отдельных немецких групп. Участвовал в отражении двух контратак противника, сам уничтожил пять немцев, а когда подразделение попало под огонь вражеских автоматчиков, обходящих минёров, он принял команду отделением стрелков и уничтожил просочившуюся группу немцев в количестве 20 чел., установив локтевую связь с соседним подразделением. После этого тов. Пахомов [Алексей Васильевич] расставил впереди наших траншей 200 мин ПМД-6. На расставленных минах подорвалось около 10 немцев, и контратака врага была сорвана. Достоин награждения орденом "Красная Звезда"». Но вместо ордена приказом 30-го гвардейского стрелкового корпуса № 16/н от 30 сентября 1943 г. А.В. Пахомов был награждён медалью «За отвагу» [17]. На тот момент ему было всего 19 лет. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 декабря 1943 г. А.В. Пахомов был награждён также медалью «За оборону Ленинграда».
Впечатления от жестоких боёв, происходивших на Ленинградском фронте, позднее станут лейтмотивом его поэзии:
Мы траншеи копаем
«На передней» в ночи.
Специальность такая:
Не шуми, не стучи.
Побыстрее работай,
Маскируя следы,
Чтобы наша пехота
Оценила труды.
Руки, ноги – немеют,
От усталости – дрожь.
Не молчат батареи,
Льёт за шиворот дождь.
Возвращаемся в роту –
Солнце хмуро встаёт...
А навстречу пехота
На вершину идёт
(«Мы траншеи копаем...» [8]).
В ноябре 1943 г. А.В. Пахомов был принят в состав Всесоюзной коммунистической партии (большевиков) (с 1952 г. – Коммунистическая партия Советского Союза), и оставался в её рядах до конца жизни. «Особенно памятен день, когда вручали мне и моим товарищам партийные билеты после штурма высоты, – вспоминал позднее А.В. Пахомов. – "Сколько убил фашистов?", – спросили меня. Я растерялся и сказал, что не знаю, не считал, мол. Все засмеялись. Дескать, что же ты? Может, твой автомат знает? "И автомат их не считал", – вполне серьёзно сказал я. Заявления о приёме в партию мы писали перед боем. Просили, чтоб приняли кандидатом в члены партии. В бой хотим идти коммунистами, так писали почти все комсомольцы. Я даже просил: "Если погибну, прошу считать меня коммунистом"» [7, с. 75].
14 июня 1944 г. 106-й отдельный моторизованный инженерный батальон был переформирован в 172-й отдельный инженерно-сапёрный батальон 20-й инженерно-сапёрной бригады. Со 2 сентября 1944 г. по 22 мая 1945 г. А.В. Пахомов учился на ускоренных курсах Ленинградского краснознамённого ордена Ленина военно-инженерного училища имени А.А. Жданова (с дислокацией в г. Костроме).
После окончания училища в мае 1945 г., получив звание младшего лейтенанта, прибыл в Чехословакию и был назначен командиром взвода 69-го отдельного штурмового инженерно-сапёрного батальона. Участвовал в разминировании минных полей, разгроме банд.
За военные заслуги А.В. Пахомов был награждён медалями «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» (9 мая 1945 г.), «30 лет Советской армии и Флоту» (22 февраля 1948 г.), «За боевые заслуги» (21 августа 1953 г.), «В память 250-летия Ленинграда» (1959 г.) и др.
В декабре 1945 г. батальон, в котором командовал взводом А.В. Пахомов, перебазировался в г. Одессу. В апреле 1947 г. его перебросили в г. Дубоссары (Молдавия), позднее – на ст. Багерово Крымской области. В Крыму боевая сапёрная часть стала строительной. Сапёры строили военные объекты, жилые дома, дороги, взлётно-посадочные полосы.
В 1950 г. А.В. Пахомов поехал в отпуск на родину, где в Никольской школе (Должанский район) сдал экстерном экзамены за 10 классов и получил, наконец, аттестат зрелости.
О, как мне в юности хотелось
К наукам подобрать ключи,
Пришла война... всё завертелось...
И до их пор в висках стучит.
На фронт попал почти мальчишкой,
Блокаду стойко перенёс...
Мне долго было не до книжки.
Я трудно жил и трудно рос.
Служил Отечеству, работал,
Завёл семью, построил дом...
Тропинки все политы потом,
А уж стихи пошли потом.
О пройденном, о пережитом
Пошли слова – не удержать.
Живу – душа моя открыта,
Как этой лирики тетрадь
(«Судьба» [13, с. 22]).
Находясь в отпуске, женился на любимой Шурочке (в девичестве Александра Сергеевна Лаврова), переехавшей к нему в Крым. А.С. Пахомова родилась 24 июня 1929 г. в дер. 2-я Грачёвка Должанского района Орловской области. Окончила восемь классов образовательной школы. Отец её погиб на войне. Получила специальность швеи, работала закройщицей. Александра Сергеевна стала верной спутницей жизни А.В. Пахомова и до сих пор хранит добрую память о супруге.
Любовная лирика позднее станет важной составляющей его поэзии:
Ты помнишь сад и тот ручей?
Мы в верности не обещались.
Я был не твой и ты ничьей –
Мы просто с юностью прощались.
И вдруг случайно в том саду,
Как будто нас остановили,
Столкнулись молча на ходу
И ни о чём не говорили.
О, молчаливый разговор...
Глаза горели и светили.
И, кажется, мы до сих пор,
Не полюбив, не разлюбили
(«Ты помнишь сад и тот ручей?» [12, с. 25]).
Семья А.В. Пахомова с 1950 г. по 1956 г. жила в военном городке на ст. Багерово под г. Керчью. Согласно послужному списку, с августа 1951 г. по май 1952 г. он вновь командир строительного взвода. С мая 1952 г. по июнь 1955 г. – комендант здания войсковой части 21920 (ст. Багерово). С июня 1955 г. по 26 октября 1956 г. начальник отделения ремонта жилого фонда и служебного фонда гарнизона – инженер по ремонту квартирно-эксплуатационного отдела.
26 декабря 1956 г. А.В. Пахомова уволили из Вооружённых Сила по сокращению штатов в звании «капитан». В то время его сестра Любовь Васильевна и мать Евдокия Кузьминична проживали в пгт. Змиёвка Свердловского района Орловской области, куда Пахомовы наведывались в отпуск. Это и предопределило выбор местожительства после увольнения А.В. Пахомова из армии. Он переехал в Змиёвку с женой и двумя детьми и стал на учёт в Свердловскую районную партийную организацию.
Жизнь в Змиёвке во всех отношениях оказалась тяжёлой. Не было своего жилья, и поначалу пришлось жить у сестры в маленькой двухкомнатной квартирке, являвшейся частью старого одноэтажного домика на несколько семей. Жена занималась с малолетними детьми, не работала. В дальнейшем Пахомовы построили себе небольшой дом, в котором царила невероятно тёплая, гостеприимная атмосфера. Супруга устроилась в Дом быта, где проработала двадцать шесть лет, была награждена орденом «Знак Почёта», различными медалями.
Складывалась и партийная карьера мужа. С января по декабрь 1957 г. А.В. Пахомов работал инструктором организационного отдела Свердловского райкома КПСС Орловской области, с декабря 1957 г. по февраль 1958 г. – помощником секретаря Свердловского райкома КПСС Орловской области. С февраля по апрель 1958 г. он – инструктор Свердловского райкома КПСС Орловской области. С апреля 1958 г. по февраль 1959 г. начальник Змиёвского строительного участка «Стройтрест» № 2 Орловского совнархоза Орловской области. Строил цеха мясоптицекомбината, школу, детсад, торговый центр, дорогу в пгт. Змиёвка. С февраля по сентябрь 1959 г. пропагандист Свердловского райкома КПСС Орловской области. В июле 1963 г. получил высшее образование – окончил Ленинградскую высшую партийную школу. С июля 1963 г. по октябрь 1964 г. инструктор Свердловского промышленно-производственного парткома. С октября 1964 г. по сентябрь 1965 г. директор завода стройматериалов Свердловского районного объединения «Сельхозтехника». С сентября 1965 г. по октябрь 1966 г. – районный архитектор в исполкоме Свердловского районного Совета депутатов трудящихся Орловской области. В общем, не самая обычная карьера для будущего лирического поэта.
Однажды А.В. Пахомов, как бывший сапёр, получил в райкоме задание взорвать Васильевскую церковь – четырёхстолпный однокупольный храм с колокольней, сооружённый ещё в 1824 г. помещиком Д.И. Хлоповым и закрытый в 1929 г. В годы войны эта церковь была повреждена. «Можете вызывать на бюро, – сказал тогда Алексей Васильевич, – но я этого делать не буду». На бюро не вызвали – не все его члены поддержали то кардинальное предложение первого секретаря. Прошли годы, в 1989 г. храм Михаила Архангела в д. Васильевка Свердловского района стал возрождаться, и службы в нём возобновились. Когда собирали деньги на восстановление церкви, прихожане предложили взять с Пахомовых наполовину меньше. «Вы церковь спасли», – пояснили Александре Сергеевне [3, с. 118].

Автор andymackey

Участник 
#70 | Дата: 4 Май 2024 09:18 
Продолжение

С 10 октября 1966 г. А.В. Пахомов избирался депутатом в районный Совет депутатов трудящихся. С октября 1966 г. по сентябрь 1969 г. он – заместитель председателя исполкома Свердловского районного Совета депутатов трудящихся Орловской области. Из характеристики на А.В. Пахомова, подписанной первым секретарём Свердловского райкома КПСС Л.М. Мищенко 9 сентября 1969 г.: «За время пребывания в районной партийной организации тов. А.В. Пахомов показал себя с положительной стороны. В работе проявляет инициативу и принципиальность. Требовательный, политически грамотный. Принимает активное участие в общественно-политической жизни района, является членом райкома КПСС, секретарём первичной партийной организации райисполкома».
По предложению Л.М. Мищенко, в связи со сложившейся криминогенной обстановкой в районе, для активизации борьбы с преступностью и нарушителями правопорядка А.В. Пахомов 11 сентября 1969 г. назначается на должность начальника Свердловского районного отдела внутренних дел. Приказом Министерства внутренних дел СССР от 26 декабря 1969 г. № 1109 ему было присвоено звание «майор милиции» [16, л. 1]. Под его руководством отдел выдвинулся в число лучших по всем показателям в Орловской области. Из органов внутренних дел он уволился по болезни 1 июля 1974 г. (приказ Управления внутренних дел Орловской области от 25 июня 1974 г. № 277 л/с). Но впоследствии и сын, и внуки пошли по его стопам, пополнив офицерский состав органов внутренних дел.
Служба в милиции тоже оставила большой след в судьбе А.В. Пахомова. Среди краеведов бытует такая легенда. Однажды, когда группа орловских поэтов после встречи с читателями и щедрого угощения ехала по Змиёвке, их задержал милицейский патруль. Обиженные литераторы созвонились с начальником райотдела. Он тут же прибыл на место задержания и унял прыть ретивых блюстителей. И в тот же день издал уникальный в истории России приказ: выпивших поэтов не задерживать, а доставлять бережно к месту проживания [6]. Конечно, такой приказ не мог быть издан, поскольку бы противоречил закону. Однако легенда свидетельствует о трепетном отношении А.В. Пахомова к людям творческого труда и людям вообще.
Алексей Васильевич был лично знаком и близко общался с генералом армии А.С. Жадовым (1901–1977 гг.), известными писателями К.М. Симоновым (1915–1979 гг.), Н.К. Старшиновым (1924–1998 гг.), П.Л. Проскуриным (1928–2001 гг.), В.И. Беловым (1932–2012 гг.), В.Г. Распутиным (1937– 2015 гг.) и др. С 1960-х гг. и сам А.В. Пахомов начал писать стихи о войне, природе, любви. Все произведения посвящал пережитому, родным местам, патриотической тематике. Сначала писал для себя, «в стол». Постепенно его стихи начали публиковать районные и областные газеты, журналы, альманахи, звучать по Орловскому радио.
Характерна реакция, с которой его настороженно приняла областная интеллигенция. Об этом лучше всего написал сам А.В. Пахомов:
«Ты опоздал
Писать свои стихи.
Давно другими
Темы перепеты», –
Нахохлившись,Как злые петухи,
Мне говорят
Известные поэты.
Не спорю,
Я, наверно, запоздал
Играть строкой,
Как звонкою свирелью...
Но вспомню,
Как в атаку полк шагал,
И друга подсажу
На пьедестал,
С которым спал я
Под одной шинелью
(«Ты опоздал писать свои стихи...» [8]).
И в дальнейшем А.В. Пахомов продолжал занимать много ответственных должностей, преимущественно связанных со строительством и хозяйственными функциями: с 10 ноября 1974 г. по 4 августа 1975 г. – начальник отдела капитального строительства Управления сельского хозяйства Свердловского райисполкома, с 9 марта 1975 г. – главный инженер отдела капитального строительства. С 5 августа 1975 г. по 19 июля 1978 г. – начальник дорожного участка (ДУ-422) Орловского производственного управления строительства и эксплуатации автомобильных дорог «Орёлавтодор». С 1 декабря 1978 г. по 8 июля 1980 г. – директор Свердловской дирекции районной киносети. С 10 февраля 1981 г. по 24 марта 1983 г. – мастер передвижной механизированной колонны Орловского облпотребсоюза, 13 апреля 1983 г. переведён инженером по технике безопасности. 14 декабря 1983 г. принят на работу в Свердловское Райпо на должность заместителя председателя по техническим вопросам. Уволен 21 января 1986 г. в связи с переводом в передвижную механизированную колонну облпотребсоюза на должность стропальщика-экспедитора. Участвовал в строительстве торгового комплекса в пгт. Змиёвка. 23 мая 1989 г. уволен на пенсию по состоянию здоровья, получив вторую группу инвалидности.
К тому времени уже окончательно стало понятно, что его призванием является литература, в которой он по-настоящему нашёл себя. В 1984 г. в Приокском книжном издательстве (г. Тула) вышла маленькая (64 страницы) книжка «Мёд и полынь» – первый сборник стихотворений А.В. Пахомова, в котором он, к тому же, поделил «трибуну» с другой дебютанткой – молодой поэтессой В.П. Кузьминой. Книгу А.В. Пахомов посвятил сапёрам 106-го отдельного моторизованного инженерного батальона, штурмом взявшего важную высоту в районе Синявино. Стихи ещё не ровные по качеству, но уже здесь у поэта появляется несколько произведений, отличающихся своей неординарностью и оригинальностью:
Я вспоминаю иногда,
Особенно, когда взгрустнётся,
Что вновь, как в юные года,
На зов мой кто-то отзовётся.
В каком бы ни был я краю,
От вас далёко или близко,
Всё буду верить, что в строю,
Что я не вычеркнут из списка
(«Я вспоминаю иногда...» [12, с. 36]).
Последние четыре строчки этого стихотворения впоследствии были воспроизведены на памятнике, установленном на могиле поэта.
Его стихи были включены в сборник «Мы шли дорогами войны», вышедший в Приокском книжном издательстве в 1985 г. в канун 40-летия Победы. В него вошли произведения поэтов-фронтовиков из четырёх областей – Брянской, Калужской, Орловской и Тульской [7]. В дальнейшем в г. Орле один за другим выходят его персональные поэтические сборники «Весна возвращается» (1990 г.) [9], «Яблоня у порога» (1991 г.) [15], «На крутом повороте» (1992 г.) [13], «Любовь как солнце» (1997 г.) [11], поэтический сборник для детей «Подснежник» (1993 г.) [14] и документальная повесть о войне «Высота» (1995 г.) [10]. Книги получили хорошие отзывы критиков и признание читателей. «Ваша книга – это цветок в венок славы русского солдата», – так ветеран войны и труда Н.Г. Сёмин сказал автору сборника «Весна возвращается» во время презентации книги в районном Доме культуры пгт. Змиёвка.
Конечно, целая плеяда поэтов-фронтовиков влилась в литературный процесс ещё в конце 1940-х – начале 1950-х гг., а А.В. Пахомов действительно сильно запоздал. Расцвет его творчества пришёлся на середину 1980-х – середину 1990-х гг., когда обществу было совсем не до поэзии. «Справедливости ради я готов подтвердить, – писал в декабре 1991 г. орловский писатель и литературный критик П.И. Родичев (1939–2009 гг.), – что времена, когда этому поколению уделялось уважительное внимание профессионалов, приказали долго жить... Мягко говоря, его (А.В. Пахомова – прим. С.Л.) вежливо не замечали. Дескать, достаточно с него и славы победител[я] фашизма. Благосклонно принимая от пишущих ветеранов войны лишь угощение, молодые стихотворцы, состоящие порой при пигмейских должностях или превосходящие их в голом версификаторстве и столичных литературных знакомствах, постепенно заглушили скромные голоса подлинных фронтовых песнопевцев своими имитаторскими вариациями на вызывающие сочувствие темы о якобы погибших отцах, о низведённом до трафарета «вдовстве» нередко вымышленных матерей, о мнимых, в основном, лишениях детства. Отсутствие собственных поступков и переживаний, без которых подлинная поэзия просто немыслима, ...их не смущало. Они настырно лезли в Союз писателей и Литфонд, затем паразитировали на членстве в них без тени смущения и уже сознательно подавляя потенциальных конкурентов, не допускали к местному литературному олимпу ни одной сколько-нибудь одарённой души» [18].
«Я пишу о пережитом», – как-то сказал А.В. Пахомов. В каждой из семи его книг ощущается и видится жизнь поэта, в любой строчке присутствует его собственное «я». Это его непроизвольный разговор со своей судьбой, порой чуть запоздалый. И в центре его воспоминаний – война, тяжёлая судьба целого поколения:
К столу крадётся луч заката,
Душистой пахнет резедой...
Рисует девочка солдата
В пилотке с красною звездой.
Она вздыхает и горюет,
Нет горю детскому конца.
Рисует девочка, рисует
Портрет погибшего отца
(«Рисует девочка» [14, с. 16]).
О 1990-х гг. поэт писал горячо и непримиримо, ни в чём не идя на сделку с совестью:
Когда была война, разруха,
И голод каждого бесил,
Я понимал, что эта мука
Есть результат военных сил.
Ну а теперь назвать, как это?
Разруху? Голод без войны.
Кто враг теперь?
Молчат газеты,
Скрывая поступь сатаны
(«Когда была война, разруха...» [13, с. 37]).
А.В. Пахомов был не только самобытным стихотворцем, но и мастером на все руки: строителем, каменщиком, печником, плотником, пчеловодом, садоводом и т. д. Более 30 профессий, навык к которым он приобрёл в течение всей своей жизни, упоминает он в своём дневнике, говоря о том, что, «а уж 21 из них я знал и умел делать хорошо». Он был очень добр, по-рыцарски справедлив, умел красиво говорить с женщинами. Всегда оставался светлым человеком, никогда не жаловался на жизнь, от всего на свете испытывал радость, что наглядно отразилось в его поэзии.
9 мая 1983 г. ему был вручен почётный знак «Ветерану инженерных войск Ленинградского фронта» как подтверждение боевых заслуг в обороне и прорыве блокады северной столицы. К 40-летию Победы, 6 апреля 1985 г. А.В. Пахомов был награждён орденом Отечественной войны II степени. Но, по признанию современников, Алексей Васильевич «никогда не бравировал на людях тем, что он солдат, хотя на лацканах пиджака этого человека в нужное время можно было видеть обилие орденов и медалей, выданных ему за ратный труд. Он никогда не кичился этими наградами – они сами говорили за себя – редко кто слышал от Алексея Васильевича жалобы на свои тяжёлые ранения военной поры, а раны порой не давали ему покоя... И только в узком кругу своих друзей, писателей-орловцев, солдат Пахомов мог скромно называть себя фронтовиком» [5].
Не мог он забыть те Синявинские высоты, они как заноза сидели в его солдатском сердце. И с каждым годом вонзались всё глубже. Своих однополчан, живых и мёртвых, А.В. Пахомов знал всех от фамилии до имени-отчества. Многим из них он посвящал стихи. До самой своей смерти он ежегодно ездил на встречи со своими однополчанами, которые проходили на местах былых сражений в районе Синявинских высот.
Дождями колеи размыты,
Воронки свежие – вразброс...
Как много было здесь убитых,
Где всё горело и рвалось.
Мы брали каждый шаг на ощупь
И обезвреживали смерть...
Забыто многое, но рощу
Не позабыть мне и теперь.
Идут года, минуют даты.
То зной приходит, то мороз.
И, кажется, глядят солдаты
Глазами сосен и берёз
(«Растут деревья» [12, с. 13–14]).
В стихах А.В. Пахомова, который не имел специального филологического образования и подготовки, а десятилетиями «варился в собственном соку», отчётливо чувствуется влияние (и даже подражание) особенно в любовной лирике, А.С. Пушкину, Ф.И. Тютчеву, А.А. Фету, А.А. Блоку, С.А. Есенину, А.Т. Твардовскому и даже современным ему эстрадным песням. Вместе с тем, у него самого было написано множество самобытных и добротных стихов.
По признанию журналиста районной газеты «Сельская новь» В.И. Кулагина (1947–2015 гг.), также занимавшегося поэтическим творчеством, А.В. Пахомов «очень внимательно и пристально всматривается в жизнь, в её содержание и умеет очень точно передать всё это. Простым и понятным словами, а не какими-то выкрутасами доносит он до нас сложности человеческого бытия... [Без] излишнего философствования и отвлечённости в откровенном разговоре с читателями... Поэзия А. Пахомова не имеет таинств и секретов. Она вся, как говорится, на ладони, открыта для любого читателя. Поэт не лукавит ни в большом, ни в малом. Потому стихи его воспринимаются как достоверные» [4].
Подобно лучшим писателям-деревенщикам, его волновала тема дальнейшего развития, точнее, оскудения села:
В деревне нашей тишина,
Не гавкнет и дворняга,
Как будто жизнь обречена,
Дала из дома тягу.
Ушла куда-то молодёжь
Искать своё призванье.
Куда бегут – не разберёшь,
И что за наказанье?
Одни остались старики,
Всё ниже спины гнутся.
Редеют хаты вдоль реки,
Как ягоды на блюдце
(«Тишина» [14, с. 25]).
Некоторые стихотворения А.В. Пахомова были положены на музыку и часто исполняются участниками художественной самодеятельности на концертных площадках и различных мероприятиях. В 1993 г. он был принят в Союз писателей Российской Федерации. А.В. Пахомов любил встречаться с молодёжью, был частым гостем в школах и библиотеках. Его стихи до сих пор позволяют сформировать правильную жизненную позицию, учат по-настоящему любить Родину, не забывать уроков истории:
Когда встречаюсь с молодыми,
Хочу их лучше рассмотреть.
И молодею вместе с ними,
И ярче хочется гореть.
А если эти встречи в мае,
В зелёной роще, ясным днём,
Я каждый взгляд их понимаю.
Мы вместе к радости идём.
Горят глаза,
Цветут улыбки.
Шумят, как вербы над водой.
И все прощаются ошибки
Весёлой стайке молодой
(«Когда встречаюсь с молодыми...»[15, с. 93]).
А.В. Пахомов умер 15 июня 1998 г. в пгт. Змиёвка Свердловского района Орловской области и похоронен на местном кладбище. В последние годы он много работал над документально-исторической повестью «Сапёры Ленинградского фронта», отрывки из которой сын Виктор разместил на страницах интернет-пространства (Стихи.ру Алексей Пахомов Должанский).
Последнее стихотворение было написано за день до смерти на полях газеты «Советская Россия» (июнь 1998 г.):
Кто знает, куда и откуда
Плывут над землёй облака,
Полки их приветствуют люди
Гром неба не рявкнет пока.
Их реки без русел меняют
Гонимые ветром пути,
И след на земле оставляют
Порой не такой, как хотим.
В них пар в виде гор белоснежных
И реки холодной воды,
И дождиком падают с неба,
И снегом заносят следы.
Кто знает, куда и откуда
Плывут над землёй облака,
А что без них делают люди,
Ответ не разгадан пока
(«Кто знает, куда и откуда...» [публикуется впервые]).
Несмотря на всю свою занятость, А.В. Пахомов сумел воспитать и вырастить очень талантливых детей. Сын Виктор Алексеевич, подполковник милиции в отставке, более 20 лет служил в Орловском юридическом институте МВД России имени В.В. Лукьянова, член Союза писателей Российской Федерации. Многогранный, талантливый человек. Как и его отец, пишет стихи, автор четырёх поэтических сборников и нескольких книг для детей. Кроме того, он занимается музыкой – играет на баяне, гитаре и пишет песни (в том числе на стихи своего отца). Им написано более 40 авторских песен, среди них – официальный Гимн Орловского юридического института МВД России имени В.В. Лукьянова, который всегда звучит на торжественных мероприятиях по случаю очередного выпуска молодых офицеров полиции.
Дочь А.В. Пахомова – Е.А. Платонычева, заслуженный учитель Российской Федерации, отличник народного просвещения, работает учителем музыки в средней общеобразовательной школе № 430 г. Ломоносов Петродворцового района г. Санкт-Петербурга. Пишет песни (в том числе на стихи отца), выпускает свои песенные альбомы. Она основала театр песни «Сиреневый город», в котором занимаются её ученики – с 1-го по 11-й класс. Хоровой коллектив под руководством Елены Алексеевны занимает первые места на олимпиадах в г. Санкт-Петербурге, а солисты и ансамбли театра – призовые места на городских и международных конкурсах.
Жена А.В. Пахомова, Александра Сергеевна, находясь на заслуженном отдыхе, занимается садоводством и огородничеством, выращивает цветы возле дома и с нетерпением ждёт, когда к ней приедут погостить дети, внуки и правнуки.
Поскольку, как отмечалось ранее, расцвет творчества А.В. Пахомова пришёлся на середину 1980-х–1990-х гг., когда его соотечественникам было, мягко говоря, не до поэзии, его стихи на «избитые» уже темы, а также в силу личной скромности автора, потерялись в общем многоголосии талантов и бездарностей, которых никто тогда, кажется, не различал. С прошествием времени современники вновь обращаются к памяти о Великой Отечественной войне как о чём-то очень важном, святом для каждого из нас. И поэзия фронтовиков обретает новое звучание, становится предметом для внимательного изучения. А темы, которые затрагивал в своих стихах А.В. Пахомов, являются вечными и потому никогда не выйдут «из моды».
Пусть судят, как хотят, как я пишу,
И обжигают пальцы на страницах,
И пусть гадают, почему спешу
И не могу никак остановиться.
Я в каждой строчке заново живу,
Ценя под солнцем каждое мгновенье.
Смотрю на звёзды, листья, на траву –
На солнечного неба синеву –
И всё беру с собой в стихотворенья
(«Пусть судят, как хотят, как я пишу...» [1]).
Биография А.В. Пахомова (написанная тогда автором настоящей статьи) должна была выйти в готовившемся несколько лет фундаментальном издании «Энциклопедия Орловской области» [2], однако проект этот затух в связи со смертью его инициатора – авторитетнейшего орловского краеведа, кандидата исторических наук В.Я. Воробьёвой (1940–2019 гг.). Поэтому эта, первая настоящая и научная, биография поэта выходит лишь незадолго до 100-летия со дня его рождения и спустя уже четверть века после его ухода из жизни.

Автор выражает благодарность за помощь при подготовке настоящей статьи Виктору Алексеевичу Пахомову, подполковнику милиции в отставке, члену Союза писателей Российской Федерации, и коллективу БУК ОО «Орловская областная научная универсальная публичная библиотека имени И.А. Бунина».

Список литературы и источников:

1. Алексей Пахомов: буклет. (Поэтическая Орловщина). Орёл: «Картуш», 2016. Б/с.
2. Владимирова Э. «Энциклопедия Орловской области» (Актуальное интервью) // Орловская правда. Областная общественно-политическая газета. 30 ноября 2016 г., среда. № 135 (26385). С. 11.
3. Катанов В.М. Змиёвский край. Историко-краеведческое издание. Орёл: «Орёлиздат», 1998. – 295 с.
4. Кулагин В.И. «Весь этот мир пленительно прекрасен...» (Новые книги орловцев) // Сельская новь. Общественно-массовая газета Свердловского района Орловской области. 2 ноября 1991 г., суббота. № 126 (8108). С. 4.
5. Кулагин В.И. «Всё ухожу к Синявинским высотам...» // Сельская новь. Общественно-массовая газета Свердловского района Орловской области. 27 января 2009 г., вторник. № 6 (9866). С. 2.
6. Моисеев Л.Ю. Алексею Пахомову – 70 лет // Орловская правда. Областная газета. 14 апреля 1994 г., четверг. № 68 (21473). С. 4.
7. Мы шли дорогами войны: Сб. стихов / Сост. и вступ. статья С.И. Галкина. Тула: Приокское кн. изд-во, 1985. – 254 с.
8. Орловская правда. Областная газета. 14 апреля 1994 г., четверг. № 68 (21473). С. 4.
9. Пахомов А.В. Весна возвращается: Стихи. Орёл: Орловское областное общество «Книга», 1990. – 185 с.
10. Пахомов А.В. Высота. Орёл: «Орёлиздат», 1995. – 48 с.
11. Пахомов А.В. Любовь как солнце. Стихотворения. (Лирика). Орёл: «Вешние воды», 1997. – 500 с.
12. Пахомов А.В. Мёд и полынь. Кузьмина В.П. Я с Тургеневской улицы: Стихи. Тула: Приокское кн. изд-во, 1984. – 64 с.
13. Пахомов А.В. На крутом повороте: Стихи. Орёл: Орловское областное изд-во «Книга, 1992. – 132 с.
14. Пахомов А.В. Подснежник: Стихи. Орёл: «Вешние воды», 1994. – 79 с.
15. Пахомов А.В. Яблоня у порога: Стихи. Орёл: Орловское областное общество «Книга», 1991. – 158 с.
16. Послужной список В-667364 Пахомова Алексея Васильевича // Архив Управления Министерства внутренних дел России по Орловской области. Ф. 11, б/оп, д. 16103.
17. Приказ 30-го гвардейского стрелкового корпуса № 16/н от 30 сентября 1943 г. // Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации. Ф. 33, оп. 686044, д. 2108.
18. Родичев П.И. Светимость души. О новых книгах Алексея Пахомова // Сельская новь. Общественно-массовая газета Свердловского района Орловской области. 21 декабря 1991 г., суббота. № 146 (8128). С. 3.

Страница  Страница 5 из 5:  « Назад  1  2  3  4  5 
Поэтические посиделки orel-story.ru форум / Поэтические посиделки /
 Ну где вы, поэты?

Ваш ответ Нажмите эту иконку для возврата на цитируемое сообщение

 

 ?
Только зарегистрированные пользователи могут отправлять сообщения. Авторизуйтесь для отправки сообщений, или зарегистрируйтесь сейчас.

 

 
Кто сейчас в эфире: Гостей - 1
Форумчан - 0
Максимум когда-либо в эфире: 38 [7 Янв 2024 02:45]
Гостей - 37 / Форумчан - 1
 
orel-story.ru форум Поддержка: Simple Bulletin Board miniBB ®
Top.Mail.Ru
↑ Наверх