| Начало | Регистрация | Забыл пароль | Ответить | Поиск | Статистика | Правила |
Военно-исторические объединения на Орловщине orel-story.ru форум / Военно-исторические объединения на Орловщине /  
 

Воспоминания о начале оккупации Орла

 
Автор Литвин

Участник 
#1 | Дата: 12 Апр 2010 18:44 | Поправил: Литвин 
Воспоминания Готовцева Александра Никитьевича записаны с его слов в 2007 году.

В 1941 году Готовцеву А.Н. было 6 лет. Его мать, Дурнева Екатерина Семеновна, 1909 года рождения, работала уборщицей ОБТУ. Отец «работал в тюрьме» (орловском централе – Л.). У семьи была квартира в Советском районе. Отец во время оккупации Орла «уходил из тюрьмы последним». Со слов Готовцева А.Н., им (тем, кто вместе с отцом оставался в орловском централе – Л.) позвонили по телефону и сказали: «Немцы на Комсомольской, уходите.» Они ушли и «начали поджигать город, взорвали электростанцию и завод им.Медведева»(?! – Л.).

Сгоревшие танкетки.
В первых числах октября Готовцев А.Н. жил у родственников в деревне недалеко от города. Как только Орел захватили немцы, дед Готовцева А.Н., Дурнев Дмитрий Николаевич, пришел за ним в деревню (5-го или 6-го октября – Л.) и забрал его в город.
Готовцев А.Н. с дедом вошли в город пешком со стороны современной улицы Цветаева и видели около 15-20 сгоревших и брошенных советских танкеток. Танкетки стояли на улицах Советского района в разных местах. Дед Готовцева А.Н. сказал, что видел как советские танкисты (из Орловского бронетанкового училища – Л.) в ночь со 2-го на 3-е октября поджигали свои машины, стоявшие на улице. Дед спросил у них, зачем они это делают. Танкисты ответили, что у них нет бензина. После того как танкетки были сожжены автоколонна с танкистами, около 2-х часов ночи 3-го октября, ушла в сторону Мценска.
Танкетки были двухместные. Один танкист, механик-водитель, сидел низко, другой - командир , сидел выше, с пулеметом, за спиной (? – Л.) у механика-водителя. Сам Готовцев А.Н. вместе с уличными мальчишками залезал в сгоревшие танки и сидел и на месте механика и на месте командира. Пулемет (или 2 пулемета) был установлен в шаровой опоре. Башни у танка не было, но была смотровая щель, через которую смотрел водитель . У танков были сгоревшие катки. Все сгоревшие машины немцы «порезали на металл».
(В танковом парке Орловского бронетанкового училища до войны были представлены практически все образцы советских танков. Большая часть техники, современные образцы – БТ, Т-34, КВ, была или отправлена на фронт или эвакуирована. Но в училище были еще и устаревшие танки. Описание противоречивое, под него подходит и советский танк Т-18, и танкетка Т-27 – Л.).

Радиошкола.
В районе современного завода Промприбор в период оккупации Орла была размещена радиошкола. В ней учили «грузин» (выходцев с Кавказа на службе вермахта – Л.). Кроме самих грузин, в радиошколе были еще осетины и ингуши. «Грузины» жили в «юртах» - круглых фанерных домиках покрытых сверху толью. В одной «юрте» жило 20 «грузин». Всего было 10 «юрт» - они стояли в 2 ряда. «Грузин» никуда не выпускали из лагеря и орловские мальчишки (в том числе и Готовцев А.Н.) бегали на базар за сигаретами для них. «Грузины» изучали азбуку Морзе, учились пользоваться радиостанцией, «натягивали провода по лагерю». У «грузин» были русские офицеры. Советские войска узнали о радиошколе и стали ее бомбить. Во время бомбардировки русские «бросали бетонные бомбы, метили в юрты». Одна из таких бомб не взорвалась, но другие попали в лагерь – убило четырех «грузин». После этой бомбежки всех «грузин» вывели из города.

Власовцы.
В годы оккупации «власовцы» (видимо, под «власовцами» следует понимать вообще русских на службе у немцев – Л.) были размещены в бараках, на месте современного областного архива, около 300 человек. Они были одеты в немецкую форму. Когда к Орлу уже подходили советские войска «власовцы» уехали в сторону Брянска. Некоторые из них говорили, что «им бы только до брянских лесов добраться».

Воспоминания Тимофеева Е.А. записаны по памяти, через год после разговора.

В 1941 году Тимофеев Е.А. проживал вместе с семьей в районе улицы Ляшко – станция Семинарская и учился в техникуме. Утром 2-го октября он пришел на занятия в техникум. Но занятий в тот день не было. Всех учащихся собрал директор, раздал им документы и сказал, чтобы все приходили на занятия через день (4-го октября), «если завтра ничего не случится».
О том, как 3-го октября в город вошли немецкие войска Тимофеев ничего не знает, т.к. весь день он находился дома (фактически на окраине города – Л.) и ничего не слышал и не видел. Не было слышно ни взрывов, ни стрельбы. О том, что город захвачен немцами он узнал из разговоров. Говорили, что семь или десять немецких танков проехали по центральной улице города в сторону вокзала и, остановившись районе Прокуровки, стреляли в сторону Мценска. Самих немцев Тимофеев впервые увидел на улице, около дома, 5-го или 6-го октября. Многие местные жители, в период с 3-го по 6-е октября, ходили на станцию грабить брошенные советскими войсками железнодорожные вагоны. В вагонах было много продовольствия и различного имущества.
Как только немцы вошли на станцию Семинарская (уже после 5-го октября – Л.), где стояли составы, сразу же выставили охрану. Несколько грабителей были расстреляны (в том числе и знакомый Тимофеева, за то, что украл из вагона лисьи шубы– Л.). Грабеж быстро прекратился. В дальнейшем Тимофеев Е.А. устроился работать помощником в салон фотографии, где и работал вплоть до освобождения города советскими войсками.

Автор shekhol
Участник 
#2 | Дата: 21 Апр 2011 22:40 
Трагедия села Трудки.

«Есть дни и годы, к которым память возвращается снова и снова – всю жизнь», - сказал как-то один из классиков. Это высказывание в полной мере относится к самому страшному и трагическому событию XX века – Второй Мировой войне. Своим кровавым покрывалом на целых два года накрыла эта война территорию Орловской области. Тяжёлые оборонительные бои, оккупация, борьба в тылу врага, освобождение – сколько событий вместили в себя два этих длинных, рвущих душу, года!

Покровский район фашисты захватили в конце ноября 1941 года и сразу же установили здесь тот самый «новый порядок», который уже хорошо, на своих спинах, узнали жители ранее оккупированных гитлеровцами территорий.
Районная газета «Сельская правда», областные издания не раз писали об оккупационном периоде, о тяжёлых испытаниях, выпавших на долю покровчан. Особенно часто упоминалось в этих публикациях многострадальное село Трудки, очень точно названное однажды Орловской Хатынью (это имя дал Трудкам в начале 80-ых годов XX века журналист «Орловского комсомольца» Геннадий Майоров, который посвятил трагическим событиям в этом селе несколько проникновенных материалов).
Полгода назад в журнале «Новый Орёл» (№39 за 2008 год) был опубликован ещё один материал Геннадия Майорова по Трудкам. Он подтолкнул меня к продолжению моих поисков. Так получилось, что я, занимаясь краеведением, много времени потратил на изучение военного прошлого Покровского района и, естественно, никак не мог пройти мимо истории Орловской Хатыни.
В своё время я с огромным интересом прочёл самые первые статьи, посвященные зверствам фашистов в Трудках. Эти материалы подготовил и опубликовал ещё в середине 60-ых годов XX века учитель Трудкинской школы А.С.Казаков. Алексей Семёнович обобщил в своих публикациях сведения, полученные им в результате опросов местных жителей при подворном обходе села.
Копию статьи фронтового корреспондента газеты «На разгром врага» (Брянский фронт) Якова Хелемского прислал мне его коллега Александр Лапин. В этой статье, под названием «В мёртвой деревне», речь шла о том, каким село Трудки увидели вскоре после его освобождения наши бойцы.
Работая в Государственном Архиве Орловской области, я обнаружил «Докладную записку Орловского обкома ВКП (б) о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков в Покровском районе», в которой были подведены итоги оккупационного периода по Покровскому району и названо количество расстрелянных и замученных гитлеровцами жителей села Трудки. Нашёл я, кроме этого, информацию научно-производственного центра по охране памятников истории и культуры и сам опросил многих покровчан, прежде чем приступить к составлению «Списка мирных жителей села Трудки, казнённых фашистами в 1941-1942 годах».
Я всегда знал, что список этот неполон, неполон потому, что не все трагические страницы той страшной для трудкинцев зимы прочитаны: они или сгорели полностью или залиты кровью так, что и прочесть-то их невозможно. И совсем недавно я убедился в этом, найдя очередного и безвестного мне до поры свидетеля событий 67-летней давности.
В посёлке Моховое (тоже – нашего Покровского района), на берегу большого пруда, неподалёку от известного в здешних местах спиртзавода, в стареньком, вросшем в землю домике, одиноко проживает сейчас Нина Егоровна Серёгина. В девичестве же Нина Селютина, вместе с отцом и матерью, с семью своими братьями и сёстрами проживала в деревне Вязоватое (хочу пояснить для читателей, что фактически одно огромное, тянущееся свыше 12 километров вдоль реки Труды село Трудки формально-административно делилось и делится до сих пор на пять населённых пунктов – Вышний Туровец, Нижний Туровец, Балчик, Вязоватое и собственно Трудки, – А.П.).
Большой и просторный (по довоенным меркам) дом многодетной семьи Селютиных стоял в очень удобном месте, в возвышенной части деревни, откуда были видны все окрестности (именно по этой причине за обладание Вязоватым как господствующёй высотой в течение всего 1942 года шли кровопролитные бои советских и немецких войск – А.П.)
Война не сразу докатилась до Покровского района. В Трудки и окрестные деревни немцы заявились 21 ноября 1941 года. Но тогда они надолго здесь не задержались – ушли, наступая, в сторону Ливен и Ельца. Когда же от Ельца их шуганули, то в Трудках, уже на постоянной основе, обосновалась карательная часть.
Придя в село, гитлеровцы не церемонились и быстро выгнали из домов их хозяев. В большом подвале Селютиных были вынуждены ютиться сразу три семьи – сами Селютины (восемь человек), Проскурнины (трое), Сапелкины (трое). Хорошо хоть, что при «эвакуации» из домов под землю некоторые из выгоняемых смогли забрать с собой тёплые вещи, а то бы недолго им удалось на холоде продержаться. Да и с продуктами на первых порах проблем не было – еда в подземном укрытии имелась в достаточном количестве.
Но жили 14 человек в холодном подвале, как заключённые,- в страхе и тревоге. Дошли до них известия, что перед Новым годом немцы произвели в селе два массовых расстрела. По словам Нины Егоровны Серёгиной, земля над одной из расстрельных ям целую неделю потом шевелилась, «дышала», потому что побросали гитлеровцы в эту братскую могилу ещё живых, не добитых ими трудкинских комсомольцев.
А в ночь перед рождеством (нашим, православным) прибежала в селютинский подвал ещё одна из соседских девчонок, одноклассница Нины Селютиной, Шура Проскурнина и обратилась к А.Н.Селютиной: «Тётя Настя, спасите! Нас убивать немцы собираются». Стала было подумывать Анастасия Николаевна, куда спрятать напуганную девчонку, да соседки заплакали-запричитали: «Всех тогда нас за укрывательство фрицы расстреляют!» И ушла бедная Саша обратно, а на следующий день, в православное Рождество Христово устроили фашистские нехристи избиение трудкинцев незнамо за что (говорили, что за помощь партизанам и Красной Армии – А.П.).
Горели дома и сараи, взрывались подвалы – дым и пепел разлетались над уничтожаемыми вместе с мирными жителями Трудками. 15-летнюю Александру Проскурнину, прибегавшую накануне к прятавшимся в подвале, двух её старших сестёр, двух племянников и мать и бабушку большого семейства, Анисью Валифатьевну Проскурнину, сожгли живыми в их собственном доме.
Расстреляли гитлеровцы ещё одну одноклассницу Нины Селютиной – Серафиму Сапелкину. Убили и её двоюродную сестру – Марию Сапелкину.
Сидевшим в подвале трём семьям из деревни Вязоватой повезло: на них – до поры – не стали тратить фашисты пуль и гранат. Просто выгнали дулами автоматов из казавшегося им уже уютным холодного подвала и приказали – «Убирайтесь!» Шла вторая половина дня страшного Рождества, мела метель, в клубах которой виднелись спины последних изгоняемых трудкинцев, уходивших куда-то в направлении Змеинца и Липовца.
Стали спускаться вниз, к реке Труды, восемь Селютиных, трое Проскурниных и трое Сапелкиных.
И сразу стало ясно им, что далеко уйти не удастся – младшим Селютиным, Николаю и Егору, исполнилось четыре и два года, а грудную, Серафиму, 1941 года рождения, Анастасия Николаевна несла на руках. Такими же по возрасту были и Проскурнины. Быстро надвигавшиеся сумерки и завывавшая метель словно подавали им сигнал: «Не дойдёте, замёрзнете!»
И тут – прямо под ногами кого-то из маленьких оказался полуразрушенный предыдущими взрывами, почти без крыши, подвал, скорее, большая яма, по словам Нины Егоровны Серёгиной.
Пять суток, не показываясь днём, просидели три семьи в этом укрытии. Александр Селютин, как самый старший (ему 17-ый год пошёл), по ночам пробирался наверх, забирался в собственный подвал и потихоньку таскал вниз последние продукты. С голоду не умерли, но промёрзли все до костей. И когда 12 января солнышко вдруг, после стольких метельных дней выглянуло, не выдержали сначала малыши, а потом и взрослые – вылезли из подвала – погреться.
Тут всех немцы и обнаружили. Простили милостиво - не расстреляли, но в селе не оставили, а, подталкивая автоматами, сами погнали - сначала в направлении посёлка Взаимопомощь, а оттуда – на деревню Протасово. Впереди шли старшие, кто покрепче - Саша, Митя (16 и 11 лет), за ними – остальные. Последней, неся на руках грудную Серафиму, шла мама – Анастасия Николаевна. Держа за руку двухлетнего Егора, рядом с нею двигалась Нина Селютина. Но от долгого пятидневного сидения на морозе, от переживаний ей постепенно стало так плохо (кружилась голова, заплетались ноги), что она передала матери Егоркину руку, а сама решила чуть передохнуть. Однако шедший рядом немец сильно толкнул Нину прикладом, и она упала лицом в глубокий снег.
«Всё,- думаю, конец! А он на меня автомат наставил – вставай, вставай. Я только от страха закричать успела –«Ма, ма!», но все-таки поднялась, и даже голова перестала кружиться, и ноги пошли быстрее»,- так, до сих пор с переживаниями, вспоминает Нина Егоровна Серёгина.
Во время этого перехода семьи отстали друг от друга, и каждая из них потом шла отдельно. Когда, спустя несколько часов, еле ползшие в глубоком снегу, но всё ещё освещаемые ярким зимним солнцем, Селютины оказались на обширном поле, протянувшемся между посёлком Взаимопомощь и деревней Протасово, они увидели страшную картину. Всё поле – почти до деревни (а это около двух километров) было устлано человеческим телами. Впрочем, слово «устлано» не совсем точно отражает то, что открылось взглядам семьи Селютиных, поскольку тела не лежали, а, в основном, сидели на корточках, в кружок, по три-четыре-шесть человек, присыпанные кто по пояс, а кто и по грудь снегом. Это были семьи, в полном составе, тех трудкинцев, кого в метельный день 7 января выгнали гитлеровцы на погибель. Так и случилось!
Сколько их замёрзло в жуткий рождественский день – мы не знаем и до сих пор. Считать тогда было некому, да и после освобождения как-то не догадались.
Селютины до Протасово дошли, выдюжили все – даже самые маленькие. А потом, после ночлега, немцы погнали их всё дальше и дальше, от деревни до деревни. Не кормили, и приходилось просить у добрых людей подаяния. Старший из Селютиных, Александр, у которого душа не лежала к попрошайничеству, однажды не выдержал и подался ночью в Трудки, к своему продуктовому подвалу. Но продуктов в подвале не оказалось (их сожрали гитлеровцы), а самого Александра заметили и схва

Автор shekhol
Участник 
#3 | Дата: 21 Апр 2011 22:41 | Поправил: shekhol 
тили каратели. После допроса местным рыжим комендантом обвинённый в партизанской деятельности Александр Селютин был расстрелян на краю высокой кручи, между Вязоватым и Балчиком. Тело его весной бурными водами реки Труды унесло вниз по течению. Так рассказали об этом Селютиным уже в 1943-ем, после освобождения.
Остальным членам семьи посчастливилось возвратиться к родному пепелищу. Анастасия Николаевна Селютина, со своей командой из семи человек, добралась до Трудок в 1944 году (путь был неблизкий, из Белоруссии – до этих мест догнали их фашисты). Глава семейства, Егор Митрофанович, воевавший с 1941 года, и старшая дочь, фронтовая медсестра Мария Селютина, вернулись домой летом 1945-ого.
Имени Александра Селютина не было в том скорбном списке, который был составлен мною на основании всех, имевшихся в моём распоряжении, источников. Это имя стало 114-ым, 114-ым жителем Орловской Хатыни, одним из тех наших земляков, чья кровь навечно засохла на буром покрывале Второй Мировой войны.
А памятный знак в Трудках теперь есть. Он достаточно скромный, стоит на въезде в село со стороны райцентра Покровское. Надпись на нём такая:
«Остановись, склони голову! Почти память минутой молчания.
Перед тобой – многострадальное село Трудки – Орловская Хатынь.
С ноября 1941 по февраль 1943 года оно было оккупировано фашистами.
За связь с партизанами каратели сожгли около тысячи домов,
зверски казнили более ста мирных жителей».

Прочти, читатель, и этот список (пока – из 114 фамилий, без тех, кто замёрз)
Вспомним всех поимённо:

Мирные жители села Трудки, казнённые фашистами в 1941-1942г.г.

1. Богатырёв Алексей
2. Брылёв Андрей (Андриан) Фролович
3. Брылёв Иван Андреевич
4. Брылёва Мария Андреевна
5. Брылёв Иван
6. Пятый член семьи Брылёвых – не назван по имени
7. Внуков Дмитрий Абросимович
8. Его жена
9-12. Члены семьи
13. Внуков Филипп Петрович
14. Внуков, его сын, не назван по имени
15. Внукова Мария Ивановна
16-17. Внуковы – двое её детей
18. Внукова (жена Василия Николаевича)
19-22. Внуковы, дети
23. Данилова Надежда Павловна
24. Данилова Мария Фоминична
25. Данилов Михаил Сергеевич
26. Данилов Иван Алексеевич - комсомолец
27. Звягинцев Иван Иванович – комсомолец
28. Клепиков Андрей Борисович
29. Клепикова, его дочь
30. Клепикова Зоя Гавриловна
31-33. Клепиковы – трое её детей
34. Клепикова Евдокия Карповна
35. Клепикова Анна
36-40. Клепиковой Елены Алексеевны пятеро детей
41. Курлов Владимир Прокофьевич – комсомолец
42-44. Мишиной Александры Алексеевны трое детей
45. Мальцев Дмитрий Иванович – оставленный по заданию
46. Мишин Дмитрий Данилович
47. Оболенский Николай Тимофеевич
48. Проскурнина Анисья Валифатьевна
49. Проскурнина Александра -15 лет
50. Проскурнина Анна – 17 лет
51. Проскурниной Анисьи дочь Варвара
52. Проскурниной Анисьи внук Геннадий, сын Варвары, 8 лет
53. Проскурниной Анисьи внучка Нина, 7 лет
54. Проскурнина Мария Антоновна
55. Проскурнин Николай Дмитриевич – инвалид, участник гражданской войны
56. Проскурнин Григорий Дмитриевич, его брат
57. Проскурнин Леонид Николаевич
58-60. Проскурниной Александры Фёдоровны трое детей
61. Проскурнина Ивана Ивановича сестра
62. Проскурнин Тихон Яковлевич
63. Проскурнина Зоя Гавриловна
64. Проскурнин, их сын (два года)
65. Проскурнин Михаил Тимофеевич
66-68. Проскурнина Григория семья – жена и ребёнок
69. Сапелкина Мария Николаевна
70. Сапелкина Серафима Стефановна
71. Сапелкин Василий Захарович
72. Сапелкина Мария Архиповна
73. Сапелкина Наталья, их дочь
74-78. Их пятеро внуков
79. Селютин Александр Егорович
80. Селютин Иван Стефонович
81. Селютин Фёдор Сазонович
82. Селютина Лукерья Дмитриевна
83. Селютина Пелагея Фёдоровна
84. Селютина Александра Фёдоровна
85. Селютина Мария Митрофановна
86. Селютина Елена Тихоновна
87. Селютин Николай Ильич
88. Селютин Николай Ефимович
89. Селютин Николай Дмитриевич
90. Селютина Мария Карповна
91. Селютина Наталья Фёдоровна
92. Селютин Матвей Панфилович
93. Семенихина Василия Григорьевича ребёнок
94. Труфанова Ольга Александровна
95. Труфанов Иван Иванович
96. Труфанов Пётр Иванович
97. Хорошилов Василий Захарович
98. Хорошилова Прасковья Филипповна
99-100. Двое их детей
101-105 Хорошилова Надежда Васильевна и четверо её детей
106-111- Хорошилова Сергея Васильевича жена и пятеро детей
112. Шеховцова Анна Афанасьевна
113. Шеховцова Мария Михайловна
114. Шеховцов Пётр Гаврилович


Кроме этих мирных жителей, фашистами в Трудках было расстреляно 9 красноармейцев, замуровано заживо в подвалах - 8 красноармейцев и двух красноармейцев гитлеровцы сожгли в хате А.Ф.Брылёва – вместе с ним и его семьёй.

Александр Полынкин,
Покровский район.

Автор apolinkin
Участник 
#4 | Дата: 22 Апр 2011 22:09 
shekhol

Откуда Вы копировали мой материал, из журнала "Новый Орёл"?

Автор shekhol
Участник 
#5 | Дата: 23 Апр 2011 21:22 | Поправил: shekhol 
Александр,

из интернета, поисковиком нашелся.

вроде тут http://forum.segodnya.ua/viewtopic.php?f=108&t=110 42&p=97309

Автор apolinkin
Участник 
#6 | Дата: 23 Апр 2011 22:05 
Да спасибо, увидел

Военно-исторические объединения на Орловщине orel-story.ru форум / Военно-исторические объединения на Орловщине /
 Воспоминания о начале оккупации Орла

Ваш ответ Нажмите эту иконку для возврата на цитируемое сообщение

 

 ?
Только зарегистрированные пользователи могут отправлять сообщения. Авторизуйтесь для отправки сообщений, или зарегистрируйтесь сейчас.

 

Кто сейчас в эфире: Гости - 4
Участники - 0
Максимум когда-либо в эфире: 57 [14 Ноя 2018 11:03]
Гости - 57 / Участники - 0
 
orel-story.ru форум Поддержка: Simple Bulletin Board miniBB ®
↑ Наверх