Восемь тезисов архитектора-реставратора

О главных принципах сохранения самобытности Орла

Тезис первый и основополагающий

Вся практика реставрационно-восстановительных работ по малым и средним городам России показывает, что самобытность городов неумолимо погибает без принятых и утвержденных в законодательном порядке охранных зон строгого режима, зон регулирования застройки и зон охраняемого ландшафта. Ведомственные, личностные и непродуманные волевые решения чиновников не оставляют никаких шансов для сохранения культурного наследия. В лучшем случае о памятниках архитектуры просто забывают, и они оказываются обреченными на естественное обветшание и вымирание.

В 80-х годах сотрудниками Ленгипрогора выполнялись научно-исследовательские работы по городу Орлу. Была выявлена древняя планировка города, обозначены основные визуальные связи городских вертикалей, очерчены обширные зоны исторической застройки, зоны охраняемого ландшафта. Но поскольку мы видим, что Дворянское гнездо в последние годы сжимается, как шагреневая кожа, а в городе проявляются объемы по архитектурно-художественному образу и по месторасположению весьма спорные, то надо полагать, что эта работа не была утверждена и не стала рабочим документом для проектировщиков. Недостатком ее является то, что она выполнялась без учета насущных потребностей города и не отвечала на основные вопросы: где можно и желательно развиваться новой городской застройке? Где и какие вертикали должны стать доминантами в ансамблевой застройке города? Нет в ней и рекомендаций: что делать с фоновой старой застройкой, представляющей значительный жилой фонд города и находящийся в настоящее время в удручающем состоянии?

Тезис второй

Древний город подобен живому организму со всеми наследственными и возрастными особенностями, это не нечто застывшее и омертвевшее, а вечно обновляющийся организм. В вопросах сочетания старого с новым уважительное решение принимается по отношению к уже построенному. Новое и старое должно жить в тесном единстве, обогащая и дополняя друг друга, создавая архитектурно-пространственную среду, в которой человеку свободно и легко дышится. В тех городах, где местная инспекция по охране памятников истории и культуры существует не формально на бумаге, а выполняет свои должностные обязанности профессионально, активно сотрудничает с городской архитектурой, там дела по спасению и сохранению культурного наследия идут успешно. Насколько мне известно, город Орел сегодня не располагает даже сводной картой памятников, поставленных на охрану. Нет типологической квалификации зданий, где бы четко было определено место каждого здания в соответствии с его исторической, градостроительной, архитектурно-эстетической, эмоционально-художественной, научно-реставрационной, функциональной ценностью. Не выявлена компактно расположенная рядовая застройка, представляющая самобытное лицо города, его живую ткань. Ориентируясь только на отрывочные данные, проектировщикам трудно работать по застройке города.

Тезис третий

Производство капитальных ремонтов, реконструкций, покраска по всем зданиям, кому бы они ни принадлежали, не должны быть бесконтрольными. Ведь владельцы и арендаторы зданий живут не в лесу, а в городе, и поддержание фасадов зданий и ближайшего их окружения в надлежащем состоянии — их прямая обязанность. Так принято во всем мире. В настоящее время цветовая гамма панорамы городской застройки малопривлекательна, с грязно-серым оттенком. В городе практически нет ни одного здания правильно и грамотно покрашенного, включая памятники архитектуры, поставленные на охрану. Под правильностью здесь понимается сам колер, соответствующий первоначальному, или цвет, соответствующий стилю, цветовое решение фасадной плоскости, соответствующее архитектонике здания.

Тезис четвертый

Без наличия в городе хозрасчётной специализированной производственной базы добиться качественного результата в ремонтно- восстановительных работах, невозможно. Организовать такое предприятие, ориентированное на выполнение ремонтно-реставрационных работ, можно на существующей городской базе, важно, чтобы там отпускные цены на строительные материалы были не выше рыночных. Ремонтные работы по зданиям требуют обширной номенклатуры стройматериалов, редко применяемых в новом строительстве, и, что важно, буквально в поштучном количестве. Предприятие должно иметь банк данных строителей всех специальностей, работающих на договорной основе, в сезонное время работ принимать в свой штат сметчика, колерщика, монтажников и других специалистов. Так, один колерщик экономит до 15% расхода лакокрасочных материалов по каждому объекту. Заявки на поставку стройматериалов или заявки на выполнение ремонтных работ должны поступать в IV кв, т.к. в 1 кв. следующего года цены на все виды услуг увеличиваются — это удобно и выгодно для всех.

Тезис пятый, парадоксальный

Именно крупные строительные организации становятся совершенно беспомощными в выполнении ремонтных работ по старым зданиям. Без организации маленьких профессиональных коллективов с высокой степенью взаимозаменяемости ремонтно-восстановительные работы в городе по широкому фронту вести сложно. Только мастер своего дела качественно работает, он просто по-другому не умеет. Орловцам на мастеров, «не умеющих работать плохо», повезло. Здесь лучшие в России медянщики-позолотчики, кровельщики, прекрасные резчики по дереву, плотники, лепщики, кузнечных дел мастера. Хуже дело обстоит с каменщиками, плохо со штукатурами. Вернее, с них никто никогда не требовал выполнять множество последовательных операций, не требовал работать разными растворами. Маляры есть, но они красят той краской, какая есть в наличии, а не той, которая необходима в данном конкретном случае.

Тезис шестой, исторический

В прошлом застройка улиц и площадей города регламентировалась по высоте, главные улицы и площади застраивались образцовыми домами, поставленными вплотную друг к другу «сплошною фасадою». Красочная гамма двухцветных фасадов стала выразителем классического стиля в архитектуре XIX века. Россия — северная страна, и это стало одной из причин привязанности ее к классицизму. Классицизм — это очеловеченная архитектура. Покраска зданий из хроматического ряда теплых, телесных цветов, цвета «человеческого тела» со всеми его нюансами и оттенками — это очень богатая палитра, но жухлым, плотным, ядовитым, агрессивным цветам там места нет. В архиве ЦГИА г. Москвы обнаружен любопытный документ от сентября 1816 года: «Его Величество Государь Император, при обозрении сей столицы, заметив, что некоторые дома выкрашены весьма грубою краскою, Высочайше повелеть Соизволил впредь дома и заборы красить не иначе, как светлыми красками, коими колера назначены следующие: светло-желтой или бледно-зеленой, светло-серой, дикой, бланжевой (по В. Далю — телесного цвета), палевой, и каменные могут быть и выбеленные, дабы краски были составлены сколь можно точнее... со стороны Полиции наблюдаемо было за непременным выполнением сей Высочайшей воли Государя Императора».

Тезис седьмой, призывающий

Сейчас надо настойчиво и кропотливо исправлять то, что «наработано» за последние десятилетия, когда «пожарные» набеги ремонтников на город были приурочены к знаменательным датам, общественным событиям, приезду высоких гостей. Наиболее характерный пример — исторический центр  г. Орла, каким он был и что с ним сделали.

Богоявленская церковь построена в самом начале XVIII века и первоначально окрашивалась в красно-белый цвет. В XIX веке в связи с перестройкой в классическом стиле она приобретает желто-белую окраску. В таких случаях реставраторами рекомендуется оптимальная покраска, широко применявшаяся в XIX веке, — цвет «утренней зари». Этот — цвет, как и предыдущие цвета, неплотный, неяркий, воздушный, бархатистый, приготовленный на основе маломагнезиальной извести с природными или искусственными пигментами с с последующей обработкой фасадов гидрофобизирующим составом, значительно увеличивающим срок службы покраски. В настоящее время архитектура здания подавлена мертвящей белой покраской, не позволяющей получить истинное наслаждение.

Торговые ряды середины XIX века — самая значительная работа орловского архитектора Н.И. Орехова. Из десятка известных орловских архитекторов XIX века он, без сомнения, самый талантливый. Это памятник архитектуры общероссийского значения. Сохранившихся подобных сооружений в России не более двух десятков. На этом объемном, значительном объекте в центре города надо было потрудиться — как минимум найти цвет, достойный этого сооружения. Оно должно быть покрашено в свой родной классический цвет «человеческого тела». Применение на торгово-хозяйственном сооружении XIX века мраморной облицовки по цокольной части фасадов вызывает сожаление. Дело в том, что надежно законсервировать сырую ветхую кладку цоколя с утраченной гидроизоляцией паронепроницаемым материалом еще никогда никому не удавалось. Через несколько лет ветхий кирпич превратится в труху, что небезопасно для пилонных конструкций; переувлажненная масса будет отторгать обшивку, и этот процесс уже пошел. Не лучше ли было обратиться к традиционным, проверенным способам, дающим положительный результат.

Рядом стоящее здание (ныне — Банковская школа) построено в 50-х годах в неоклассическом стиле архитектором И.А. Ивановым, инженером В.В. Петропавловским и ныне здравствующим архитектором Б.В. Антиповым. В зданиях неоклассического стиля допускается покраска в 2-3 цвета хроматического ряда в теплой гамме. Но 7-8 цветов — это уже явный перебор. Безудержная фантазия современного маляра включила в себя синий цвет в тимпане фронтона — цвет удаляющий и оранжевые цвета — цвета приближающие, подобная «нарядность» разрушает фронтальную плоскость. Лубочность на солидном здании ни к чему. Если это «работа» архитектора, то налицо полная профессиональная непригодность. Если сам «заказчик» отважился принять участие>в творческом процессе, то жаль — он потратил много средств, чтобы здание выглядело достойно, и сам всё загубил.

Вплотную к зданию примыкает памятник архитектуры общероссийского значения — Коммерческий банк 1902 года известного московского архитектора Н.И. Родионова. Это одно из лучших произведений искусств в своем типологическом ряду сооружений России. Отличительной его чертой является непревзойденная по совершенству глубинно-пространственная композиция северного фасада, достойная войти во все учебники архитектуры. К сожалению, полихромная кирпичная облицовка в начале 80-х годов закрашена плотно-коричневой краской. И в будущем потребуются значительные затраты для исправления положения. Здание Магистрата конца XVIII века (ныне — ТЮЗ) занимает ключевое положение в городской планировке улиц юго-западной части города. В 40-х годах оно было реконструировано архитектором Б.В.Антиповым и В.В. Овчинниковым. Это очень тактичная реконструкция, при которой удалось сохранить стилистические особенности классического здания, но, к сожалению, венчающий шпиль не был восстановлен. Существует мнение, что вертикаль шпиля с двуглавым орлом нежелательно восстанавливать из-за его проекции на позднюю сценическую коробку театра. В этом случае рекомендуется установить макет в натуральную величину из подсобных материалов. Тогда всем станет очевидно, что здание должно быть подчеркнуто акцентом вертикали.

Коммерческий банк 1902 года построен при директоре В.Э. Ромер. Впервые за все время его существования в конце XX века под непосредственным руководством директора ЦБ РФ по Орловской области В.Е. Чугунова проведены комплексные ремонтно-восстановительные работы. Проведена реконструкция и организация рабочих мест в соответствии с современным делопроизводством, восстановлены малые шатры, выпрямлены падающие каменные ворота — уникальная операция, длившаяся несколько минут, потребовала сложной и кропотливой подготовки. Сохранен и восстановлен лепной декор зального помещения. Это дает надежду, что в XXI веке редкой красоты зал будет восстановлен полностью. Осталось, казалось бы, немного — воссоздать утраченные башни с шатрами. Вся рабочая документация, где каждый кирпич занимает свое определенное место в конструкциях, на объекте есть. Вечерняя подсветка вертикалей башен и подсветка объема церкви Михаила Архангела преобразит исторический центр города Орла.

Нельзя, разумеется, ограничиваться воссозданием вертикалей в центре города. Не менее важно, каким образом можно обогатить его силуэт, тем более, что основные доминанты центрального ансамбля навсегда утрачены в 30-х — 60-х годах. Древнейший в городе Рождественский собор был построен во второй половине XVI века на мысе при слиянии рек Оки и Орлеи (Орлика) в детинце деревянной крепости. Три раза он сжигался иноземцами и вновь отстраивался. В 40-х годах XVIII  в. построен уже в камне, двухэтажный с гульбищем. Просуществовал собор до 1786 года. На этом месте в конце XVIII  в. установили памятный каменный крест. Он простоял до середины XIX века. В 1974 г. скульптором Б.А. Зуборевым была установлена скульптурная группа «Основатели Орла». В 1990 г. ее разобрали. Сейчас на этом месте лежит камень — в память предков, отстаивавших южные границы государства Российского. В целях национально-патриотического воспитания молодежи на этом месте можно было бы установить памятную часовню, выполненную в древнерусских формах. Можно рассмотреть вопрос об установке часовни в стилевом единстве с Богоявленской церковью («нарышкинское барокко» или стиль высокого классицизма). При положительном решении этого вопроса вся архитектурно-строительная документация будет выполнена мною безвозмездно.

Тезис последний, сокровенный

Город Орел считается самым уютным и «человечным» городом среди губернских городов в Центральной России. Он по праву должен стать самым представительным и нарядным.

М. Скоробогатов