Памяти Алексея Сырцева посвящается

Памяти Алексея Сырцева посвящается

Музей одноклассника

Школа № 26. Историко-краеведческий музей. В нем несколько разделов, но для меня это, прежде всего, музей одноклассника.

Лёшка Сырцев. Одноклассник. 40 лет прошло с тех пор, как я узнал о его гибели на острове Даманский, когда наши пограничники защищали этот клочок земли на Дальнем Востоке от китайских агрессоров. Это было самое сильное потрясение тех лет, и я до сих пор помню те чувства, которые испытал в мартовские дни 1969 года, узнав, что Лёшка погиб на советско-китайской границе. В те годы средства массовой информации настолько оберегали советский народ от отрицательных сведений, настолько всё было дозировано, что сообщение о гибели пограничников было из ряда вон выходящим событием. Мы не были привычны к тому, что с экранов телевизоров ежедневно льётся кровь от бандитских разборок, преступлений террористов, агрессии одних стран против других. Сочувствие, сопереживание были гораздо более развиты, меньше людей могли спокойно жевать, когда показывали что-то трагическое по телевизору.

Мы с Лёшкой служили в армии в одно время, но в тысячах километров друг от друга. Он призывался раньше, так как был на несколько месяцев старше, его служба подходила к концу, а у меня только заканчивался первый год службы. К этому моменту после окончания школы прошло уже около трёх лет, в армию я призывался из другого города, и ничего не знал о своих одноклассниках. В армии особенно остро чувствуешь связь (или отсутствие связи) со своей малой родиной, ловишь каждое слово о том, что там происходит. Встретить земляка в армии, это всё равно, что встретить брата. Сообщение о Лёшке было первым известием.

У нас в роте раз в неделю обязательно показывали художественный фильм, а перед ним, как тогда было принято во всех кинотеатрах Советского Союза, вначале была документальная хроника о жизни в стране, за границей, новости культуры или спорта. В армии к этому прибавилась ещё и специальная военная хроника. Однажды, сидя в кинозале и глядя на экран, я прочитал знакомое имя: «Алексей Сырцев». Казалось бы, вот та долгожданная встреча, пусть даже и на экране, о которой можно будет поговорить с ребятами, похвастаться тем, что земляка показали в кино, вспомнить школу. Но мгновенная радость от встречи с одноклассником тут же превратилась в горечь потери. Показывали вереницу гробов с погибшими ребятами. На крышке каждого гроба стояла фотография, были написаны имя и фамилия пограничника. Потом я ещё несколько раз смотрел этот киножурнал в надежде, что ошибся, что-то перепутал. Нет, не ошибся. Это был наш Лёшка, одноклассник.

В нашу школу он пришел уже в 9 классе из 6-й школы. Быстро влился в коллектив, как будто учился с нами с первого класса. Стройный, симпатичный парень. И не просто стройный, а самым высокий в классе, а может быть, и в школе. Любил играть в баскетбол, в волейбол, футбол. Выступал не только за класс, но и за школу на различных соревнованиях, в том числе и на районных. Получал грамоты. Был добрым. Привыкший играть в команде, он и в классе всегда был среди ребят, никогда его нельзя было увидеть одиноким, скучающим. Как и многие другие ребята, занимался в различных кружках, увлекался радиоделом. Во дворце пионеров он занимался в фотокружке. Он не был круглым отличником, но учился хорошо. Никогда не отказывался убегать с уроков вместе с группой единомышленников. Был лидером, но не тем лидером, который подчиняет себе остальных. Просто ребят к нему тянуло. С учителями отношения складывались нормально. За побеги с уроков его как-то не особенно и ругали, так как парень он был не вредный, а к пропускам занятий из-за соревнований учителя относились с вынужденным пониманием — всё-таки отстаивал честь школы. В общем, нормальный парень. Интересно, что в классе ребята звали его чаще не Лёшкой, а Лёхой, что, как мне кажется, подчеркивало отношение к нему, как к своему парню. Я не помню, чтобы у него была, как у многих, какая-нибудь кличка. Лёха, свой парень, и этим всё сказано.

Родился Алексей в Орле в семье участника Великой Отечественной войны Николая Николаевича и Нонны Петровны Сырцевых 5 августа 1948 года, в пятую годовщину освобождения города от немецко-фашистских захватчиков. Через несколько лет появился у Алексея и младший брат. После окончания школы в 1966 году, Алексей поступил в пединститут на физико-математический факультет. Однако уже в 1967 году по спецнабору он был призван в ряды Советской армии. Много лет спустя я с большим удивлением узнал, что оба мы служили в одной и той же Таманской дивизии и оба начинали службу в Москве, хотя призывались из разных городов. После окончания подготовки Алексей получил должность командира орудия и был направлен на службу в пограничные войска в Уссурийский край. Служил на заставе Сопки Кулебякины, которой командовал старший лейтенант В. Д. Бубенин. Сейчас эта застава носит имя Героя Советского Союза полковника Демократа Владимировича Леонова — начальника пограничного отряда, погибшего в бою в те же мартовские дни. Через три месяца за хорошую учебу Алексей был награжден значком «Отличник погранвойск» и назначен старшим пограничного отряда. Прошёл год службы, заканчивался второй... Начались провокации на границе, начали гибнуть в боях наши ребята. Лёшка и здесь был одним из первых, кто шагнул в бессмертие.

После того, как эта трагическая новость дошла до Орла, одноклассница Алексея Таня Гуренко написала стихотворение:

В то время, когда мы взрослели,
Учились, влюбляясь порой,
Ты был на заставе границы,
Где грянул тот бой роковой.
За мной! В полный рост шел в атаку,
Хоть дважды был ранен в бою.
Вновь пуля достигла солдата,
Теперь ты навечно в строю.
Погиб двадцать первой весною,
И пусть пролетают года -
Мы память о друге отважном
В сердцах сохраним навсегда!

* * *

На этом фото выпускников 1966 года почти весь наш класс. Лешка стоит в последнем ряду в центре (пятый слева и справа). В первом ряду сидят любимые наши учителя, слева направо: Валентина Афанасьевна Морозова (русский язык и литература), Анна Марковна Морозова (немецкий язык), Анна Степановна Труфанова (химия), Эрна Алексеевна Мазина (история), Евгения Георгиевна Собова (физика), Светлана Алексеевна Свешникова (математика). На оборотной стороне, как принято, каждый поставил свой автограф. Есть там роспись и Алексея и расшифровка — «Лёха Сырцев».