| Начало | Регистрация | Забыл пароль | Ответить | Поиск | Статистика | Правила |
Краеведение orel-story.ru форум / Краеведение /  
 

Мистические места с необъяснимыми явлениями в Орловской области

 
 
Страница  Страница 4 из 11:  « Назад  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  Дальше »

Автор MURAS

Участник 
#46 | Дата: 5 Янв 2013 22:47 
Elena В том, что кто-то лжет, никого не обвиняла. Мой пост был адресован не Вам, а Фениксу. И относился он вот к этому:-

Вот и находятся весьма предприимчивые люди, которые способны в нужном свете представить те или иные факты, явления, набрехать с три короба (не любо-не слушай, а врать не мешай) про всякие там феномены. Главное, чтобы была аудитория.

Автор Игорь Иваныч

Участник 
#47 | Дата: 8 Янв 2013 07:27 
А в чем, собственно, тут предприимчивость? Ведь не цель опубликовать то, что произошло, и получить гонорар, и проч. Просто поделиться! И соглашусь, что точка зрения вроде: если я этого не видел, то этого и нет - фигня полная. А на счет того, чтобы закрыть тему: но ведь она задумывалась про события, произошедшие на ОРЛОВЩИНЕ, и, наверно, имеет право на жизнь. А от MURASа жду рассказов, и наплюй на неверующих и ищущих предприимчивость и т.д.

Автор Termit
Участник 
#48 | Дата: 10 Янв 2013 20:28 
В этой теме хотел бы поделиться рассказом, который прочел в книге "Забытые тайны", автора Владимира Константинова. На просторах интернета нашел этот самый рассказ, но в слегка урезанной форме.

Оттого-то автор увлекательной книги «Быль из времен крепостничества в Орловской губернии», краевед Евгений Нугард, в 1901 году беспомощно вы сказался: «Ничто уничтожит, и тогда жизнь превращается в беспомощную гонку за иллюзиями».
Далее следует его повествование, которое можно назвать жемчужиной паранормального.

То, о чем он рассказывает, сегодня кажется вполне объяснимым, если вооружиться теорией нашего соотечественника, доктора биологических наук Петра Горяева. Но прежде, чем браться за теорию, надобно обратиться к практике, как ее назвал Нугард, «ужасов Сурьянинского леса». Он же: предостерег читателей цитатой из поэмы «Манфред» Байрона: «И кто больше всех знает, тот горше всех должен плакать, убедившись, что древо знания не есть древо жизни».




А теперь перенесемся в август года, 1848-го, в кровавой и наполненной до краев мистикой драме которого газета «Орловский вестник» сочла необходимым напомнить своим читателям в 1895 году (№119): «Дело дошло до того, что насильственная смерть учителя из села Морозова Болховского уезда и последовавшие за нею неоднократные явления призрака этого достойного человека послужили поводом к народным беспорядкам.

Люди требовали оградить их не только от разбуженного этим кровавым деянием дьявольского шабаша, но разыскать и наказать убийц, соблазнившихся большими деньгами, которые вез убиенный по поручению помещика А.Д. Юрасовского».
Егений Нугард, по свидетельству нашего современника, орловского журналиста В.Ефремова, годы спустя проводил опросы тех, кто был осведомлен о деталях событий. Вот как их излагает краевед: «В ясную, чудную ночь, но только не для господина Карнеева, ему пришлось одному, без кучера, ехать из Карачева в Болхов.

В Сурьянинском лесу, в том самом месте, где был зарезан учитель, лошадь Карнеева захрапела, затряслась и остановилась как вкопанная. Карнеев глянул вперед, и вдруг... сердце его замерло — увидел он, что к экипажу его идет какой-то человек в платье немецкого покроя, весь залитый кровью. Взглянув на него, Карнеев ахнул. Перед ним стоял его покойный зять, зарезанный учитель.

Остановив его, учитель стал требовать с него свидетельства по суду Божьему, куда и звал его отправиться с собой на небо немедленно. При этом учитель, кланяясь Карнееву, снимал свою отрубленную голову, как шапку. Страшная дрожь проняла Карнеева, щелкая зубами, он хотел было перекреститься, но вместо этого грохнулся без чувств в экипаж.

Что было потом, он не знаёт, очнулся он в своем доме, в бане, где жена его, со всеми родичами отпаивала холодной водой, желая привести в чувства.

Появления призраков днем с настойчивыми требованиями, что то сделать для них, не так уж редки, но вот дальнейшие действия духа учителя, который стал терроризировать всех, на кого натыкался, - редкость большая... И особенно досталось от него Карнееву. Призрак стал появляться везде где Карнеев бывал. Призрак всегда приветствовал Карнеева снимая голову вместо шапки, голова при этом что то требовала, угрожала, плакала... Кто бы смог вынести такое, - вот и Карнеев не вынес, - свел счеты с жизнью...

Далее призрак выбрал местом террора Болховскую дорогу, где нагонял страх на прохожих и проезжих. требуя от них. что бы те отправились с ним на суд Божий. Для чего? У духа появился «адвокат» в лице Карнеева, клятвенно заверявший, что учитель был зарезан, а не покончил жизнь самоубийством, как написал полицейский чин расследовавший это дело.
Дальше - больше, - призрак Карнеева куда то подевался, а дух учителя принялся бегать с отрезанной головой по всему уезду.

Теперь он делал это и днем, и ночью, никому не давая проходу. Нугард пишет: «Явления были плотски говорящими, осязаемо голосистыми». Люди стали бояться выходить из домов. Вмешалась полиция. Призрак, в которого много раз стреляли из револьверов и ружей, не пожелал снизить активность. Поняв, что власти не в силах помочь, пятеро отчаянных мужичков осквернили могилу учителя, надеясь угомонить дух навеки, прибегнув к древнему оккультному средству - пронзить сердце усопшего осиновым колом. Мужичкам, уже добравшимся до гроба, не удалось осуществить задуманное — помешала огромная, похожая на сову птица, принявшаяся драть их когтями. Гробокопатели в панике бежали, преследуемые пернатым бандитом, в конце концов обернувшимся... духом учителя!

Затем заработала мощная сила, названная Камилем Фламмарионом призрачным возмездием». Дух учителя поселился в избе одного из пятерых. Мужичок созерцал его еженощно, и еженощно слышал вкрадчивый голос: «Скажи, болезный, скажи, а то — худо получишь». Из углов избы летели искры, и раздавался свирепый хохот. Мужик, почувствовав, что сходит с ума, явился с повинной к исправнику, сознавшись в соучастии в убийстве учителя и выдав сообщников... Состоялся суд. Не Божий — земной. Душегубы отправились на вечное поселение в Сибирь.

Автор Termit
Участник 
#49 | Дата: 10 Янв 2013 20:30 
Конечно более подробно и красочно рассказ приводится именно в книге Константинова. К сожалению, найти его рассказ не смог.

Автор Elena
Участник 
#50 | Дата: 10 Янв 2013 21:40 | Поправил: Elena 
Termit
Могу прислать Вам собственный опус из книжки. ))) Сделан был до Константинова, но после краеведа Юрасовского.

То, что Вы приводите - имело иной оттенок. У Карнеева были галлюцинации, о них писал Юрасовский, рассказавший о Карнееве первым, вовсе не Нугард.

Галлюцинации были такими яркими, что перепугали весь Болхов и окрестности. И вскрытие могилы имело место, и бумага с заговором. Писался для Путеводителя и потому тоже с вензелями. Мол, чтобы ездили.
Ну что - выкладывать отрывок?
Но он большой. )))

Автор Termit
Участник 
#51 | Дата: 10 Янв 2013 21:47 
Elena Да, если Вас не затруднит, выложите пожалуйста ))) очень интересно )))

Автор Elena
Участник 
#52 | Дата: 10 Янв 2013 22:18 | Поправил: Elena 
Termit
Не затруднит.

Ну, сами просили.

Шекспировские страсти Болховского уезда. – Орловский вестник. 2006. 29 марта (№ 13)

"Орловские края дышат старинными преданиями. Каждое из них имеет свой особый колорит, а все вместе они окутывают наши места неким флером таинственности, добавляя очарования или внося свою долю волнения в являющийся вашим глазам пейзаж. Легенды окрашивают этот пейзаж, при этом часто возникают очень причудливые тона...
В своем прелестном рассказе «Льгов» Тургенев пишет, как он ожидал своих спутников около льговской церкви. Коротая время, он рассматривал могилы на старом погосте у храма. Но вот его взгляд упал на «почерневшую четырехугольную урну» с французской надписью «Ci git Theophile Henri, Vicomte de Blangy». Ниже, как пишет Тургенев, он увидел стихотворную эпитафию, которую и привел в своем рассказе:
Под камнем сим лежит
Французский эмигрант:
Породу знатную имел он и талант,
Супругу и семью оплакав избиянну,
Покинул родину, тиранами попранну;
Российския страны достигнув берегов,
Обрел на старости гостеприимный кров;
Учил детей, родителей покоил...
Всевышний судия его здесь успокоил.

Сейчас такой могилы на льговском кладбище нет. Но некоторые жители Льгова и соседнего Ильинского уверяют, что ранее они «совершенно точно» видели здесь надгробный камень графа. Так или иначе, французский поданный виктонт де Бланжи оставил о себе в орловских краях особенную память, будь то прекрасный рассказ Тургенева или странное предание, до сих пор не забытое в Орловском Полесье, которое еще, бывает, рассказывают шепотом по вечерам от Болхова до Хотынца.
В 1895 году в номере 119 «Орловского вестника» князь А.Л.Голицын впервые опубликовал одну любопытную легенду, связанную с неким учителем, служившим у барина Алексея Денисовича Юрасовского. Три года спустя хранитель дел Орловской ученой архивной комиссии Александр Константинович Юрасовский также опубликовал версию этого же происшествия, в котором некую роль сыграл его предок А.Д.Юрасовский. Она оказалась связанной с гувернером, тогда также неназванным по имени. Литературовед Раиса Митрофановна Алексина в обычной для нее блестящей манере провела исследование и доказала, что тот самый граф де Бланжи, о котором пишет Тургенев в своем «Льгове» и тот учитель Юрасовского, с которым связывают одно из известных болховских преданий – это одно и то же лицо. Если вас занимают такие вещи, вы получите истинное удовольствие, прочитав статью Алексиной «О сюжете рассказа «Льгов» (к истории рассказа в рассказе)», помещенную в Тергеневском ежегоднике 2000 года. Благодаря Алексиной мы можем теперь называть главного героя несколько странного происшествия его настоящим именем – именем виконта Теофиля де Бланжи.
История виконта, иначе именуемым графом, завораживает. В ней присутствуют и огненные страсти, и холод мистического ужаса, и подлинная человеческая трагедия, замешанная на расчетливом коварстве, и торжество языческого невежества, случившегося от горестной безысходности.
Бежавший из революционной Франции, граф де Бланжи, вероятно, в полной мере испытал кошмар ее катастрофических дней. В России, в глухом Болховском уезде Орловской губернии ему удалось стать гувернером и учителем подрастающих барчуков в семье Алексея Денисовича Юрасовского в сельце Морозове, в десятке километров от Болхова. Бланжи, находившийся тогда уже в достаточно зрелом возрасте, неожиданно влюбился в дочь зажиточного крестьянина Семена Карнеева, крепостного Юрасовского, и попросил ее руки. Девушку, вероятно, очаровала и необыкновенная галантность француза, наверняка несвойственная большинству молодых болховских крестьян, и подлинная тонкость обращения, и безграничное восхищение ее достоинствами, которое всегда так подкупает нас, женщин. Она ответила на столь сильное чувство и единственное, чего она боялась – что батюшка не отдаст.
И была права. Крестьянин и слышать не хотел о таком непонятном для него, странном, и, самое главное, невыгодном в экономическом смысле браке. Тогда участливый Юрасовский подарил Бланжи, или как его называли русские, Бланжию, семью крепостных Карнеевых. Влюбленные, наконец-то, смогли соединить свои судьбы. Но отец молодой женщины, Семен Карнеев, никак не мог примириться с тем, что от известного в округе барина, крупного помещика, состояние которого позволяло ему наживаться, подворовывая, он перешел в собственность какого-то бедного учителя иностранного языка, хоть бы и графа. Карнеев наливался злобой и строил коварные планы.
Предание говорит, что однажды Бланжий должен был отвезти Юрасовскому в Карачев крупную сумму денег из имения. Эта поездка оказалась для него последней. Видимо, не без участия своего тестя, осведомленного о ней, несчастный граф был ограблен и зарезан в Сурьянинском лесу, а затем похоронен близ села Руднева. Голова Бланжи оказалась отрубленной. Предание говорит, что отрубил ее лично Сенька Карнеев.
После проведенного полицией следствия на каторгу были отправлены все участники этого преступления за исключением его инициатора, сумевшего подкупить власти. Но и он, как говорят, не избежал наказания...
Однажды тихой лунной ночью Карнеев, к тому времени еще более неправедно разбогатевший на ростовщических операциях, возвращался из Карачева в Болхов. Он уже проехал село Руднево и оказался в Сурьянинском лесу. Вдруг, захрапев, лошадь встала посреди дороги. Карнеев вгляделся в темноту и увидел то, что заставило его остолбенеть от ужаса. Навстречу ему по дороге, освещенной бледным светом луны и перерезанной древесными тенями, медленно шел покойный учитель в залитом кровью платье немецкого покроя. Даже и теперь призрак был учтив, как и прежде. Аккуратно сняв с плеч свою голову и взяв ее в руки, учитель поклонился тестю. И обомлевший Карнеев услышал, как эта самая голова, поддерживаемая призрачными ладонями, зовет его на суд Божий... Не помня себя от страха, Карнеев прискакал в Болхов.
С тех пор он нигде не мог найти успокоения. Никакие меры, предпринимаемые болховскими священниками и лекарями, не помогали ему. Призрак учителя преследовал убийцу даже в церкви. И Карнеев, не выдержав напряжения, повесился. Якобы в час его гибели в Болхове сам по себе ударил тысячепудовый колокол и некоторое время «ревел» так, что в домах дрожали стены и плясали стаканы на столах.
Яркие галлюцинации Карнеева заставлявшие его рвать на себе волосы, умолять, чтобы «увели учителя», кричать и бегать по тихому Болхову произвели неизгладимое впечатление на болховчан, несильно избалованных происшествиями. Не было дома, где бы не обсуждались подробности этого дела и не высказывались собственные догадки на его счет. Неудивительно, что разговоры о призраке учителя вызвали волнение и в окрестных селах, где тоже якобы начали его наблюдать.
Призрак кланялся встречным, снимал перед ними голову и призывал их в свидетели, указывая перстом в небо. Уверяли, что Бланжий якобы начал показываться даже днем, а однажды насмерть перепугал молодежь в селе Сурьянино, собравшуюся вечерком потанцевать в хороводе и попеть песни. (Думается, что, читая эти строки, не один школьный учитель иностранного языка позволяет себе мстительно усмехнуться).
Не беря в расчет обстоятельств, относящихся, как говорил Лесков, к «средствам народной поэзии», мы, тем не менее, с грустью должны констатировать, что граф-француз тогда в действительности не обрел покоя. В холерный 1831 год крестьяне, отыскивая причины «мора», который, как ни странно, в Орловской губернии начался с села Сурьянино Болховского уезда, рассудили, что «все зло идет от иностранца-учителя». И последнее пристанище графа подверглось неслыханному разорению. Рассказывали, что пять мужиков, вооружившись осиновым колом, с черным петухом в руках ночью подошли к могиле Бланжи. Они задушили петуха, отрезали ему голову и окропили куриной кровью проведенную около могилы черту. После этого мужики разрыли могилу, вскрыли гроб, произнесли над ним сильные языческие заклинания, вытащили труп и всадили ему в сердце осиновый кол. А потом все они разбежались от страха в разные стороны.
Первый же житель, отправившийся на кладбище навестить покойных родственников, с криком вернулся в обратно, перепугав всех односельчан. Из Болхова прибыла полиция. Интересно, что ее сотрудники, в частности, становой пристав, были сильно смущены разными привходящими обстоятельствами и подбадривали себя, как умели: от них пахло сложной смесью ладана и водки. На месте разрытой могилы полиция обнаружила брошенные заступы, обезглавленного английского бойцового петуха и клок бумаги с заклинанием.
Интересно, что сурьянинские мужики в непростой для себя час обратились к приемам, связанным с древней магией вятичей. Известно, что свои жертвы темным богам вятичи приносили ночью, выбрав для этого перекресток дорог и животное черного цвета, например, козу, петуха или овцу – по обстоятельствам. Противоборство злым темным силам, которые, как казалось в случае с холерой и мором, насильно забирают с собой живых, также сопровождалось древним обрядом, в котором присутствовало животное черного цвета и его кровь. (Заметим в скобках, что пожар Москвы 1547 года москвичи объяснили себе тем, что бабка Ивана IV Анна Глинская, обернувшись вороной (черной птицей), кропила мертвой кровью город, «отчего та Москва и загорелась»). Конечно, XVI век ближе к вятичам, чем XIX-й, однако в народе всегда существовали знатоки и хранители обычаев, передаваемых из поколение в поколение в течение целого ряда (!) веков). А уж XXI век с его знахарями и целительницами вообще бьет все рекорды в этом смысле.
Тогда же, в 1831 году болховская полиция провела полное расследование и по его результатам отправила мужиков на каторгу. Известны имена двоих из них – Никиты Хромина – он вернулся с каторги и впоследствии постригся в монахи – и Михаила Саутина, ставший кучером у тюремного смотрителя в Омске.
Возможно ли, однако, чтобы после всего этого надгробный памятник Бланжи каким-то образом оказался на льговском погосте, где его увидел Тургенев? Да еще с такой умиротворяющей эпитафией, которая вовсе не свидетельствует о столь трагическом конце? Если это все-таки так, то перемещение памятного знака в Льгов представляется достаточно таинственным. Тем не менее, какие-то ниточки все же, наверное, связывали француза с этим селом.

Автор Elena
Участник 
#53 | Дата: 10 Янв 2013 22:21 
Продолжение:
Тогда же, в 1831 году болховская полиция провела полное расследование и по его результатам отправила мужиков на каторгу. Известны имена двоих из них – Никиты Хромина – он вернулся с каторги и впоследствии постригся в монахи – и Михаила Саутина, ставший кучером у тюремного смотрителя в Омске.
Возможно ли, однако, чтобы после всего этого надгробный памятник Бланжи каким-то образом оказался на льговском погосте, где его увидел Тургенев? Да еще с такой умиротворяющей эпитафией, которая вовсе не свидетельствует о столь трагическом конце? Если это все-таки так, то перемещение памятного знака в Льгов представляется достаточно таинственным. Тем не менее, какие-то ниточки все же, наверное, связывали француза с этим селом. Предание говорит, что призрак учителя однажды явился льговскому священнику. Вежливо поклонившись и держа свою голову в руках, Бланжий начал жестами звать иерея к себе и указывать на небо. Легенда говорит, что призрак видели все члены семьи священника. Рассказывали, что батюшка бесстрашно подошел к учителю, но тот исчез, а священник упал замертво.
Живший тем самым летом 1831 года в Спасском-Лутовиново, Тургенев вполне мог слышать историю Бланжия. Имя несчастного графа было тогда у всех на устах. Орловские помещики, скорее всего, не раз обсуждали между собой тему полицейского разбирательства в связи со вскрытием могилы иностранца-учителя.
Но, может быть, Тургенев ничего и не слышал об ужасной участи француза, однако знал Бланжи до его гибели, а стихотворную эпитафию придумал сам. Похожая эпитафия была на памятнике гувернеру, также французу в имении Лутовиновых. Как католик гувернер был похоронен не в ограде старого кладбища в Спасском, а за его валом.
Или Тургенев и впрямь видел во Льгове могильный камень Бланжи? Так или иначе, в рассказе «Льгов» писателю захотелось вспомнить имя изгнанника, чья жизнь была столь сильно изломана событиями Великой Французской революции и, как мы знаем теперь, оказалась трагичной во всем, даже в ее конце.
Древние предания живучи, и в полесских краях, к которым принадлежали раньше болховские села, вы и сейчас услышите, как странен иногда бывает сурьяниновский лес в лунные, да и в безлунные ночи..."
Елена Ашихмина

Автор Termit
Участник 
#54 | Дата: 10 Янв 2013 23:28 
Elena спасибо Вам. На счет памятника... заставляет задуматься. Лично мне стала близка версия, что Тургенев мог слышать о графе и его печальной участи, а памятник и надпись на нем есть авторское творение.

Автор Termit
Участник 
#55 | Дата: 10 Янв 2013 23:29 
Elena Из этой статьи извлек интересный факт о вятичах, а именно о жертвоприношениях животных черного цвета. Увлекаюсь этим славянским племенем, а вот о этом обычае не знал...)

Автор Termit
Участник 
#56 | Дата: 10 Янв 2013 23:35 | Поправил: Termit 
вы и сейчас услышите, как странен иногда бывает сурьяниновский лес в лунные, да и в безлунные ночи..."
Говорят, что не так давно встречались с духом этого графа два грибника и автомобилист )))

Автор Elena
Участник 
#57 | Дата: 11 Янв 2013 08:14 
Termit
Вот-вот. А я ведь пошучивала в конце статьи! Писала ее для путеводителя и потому "позволила" себе. А оказывается, кто-то верит. (((

Автор Elena
Участник 
#58 | Дата: 11 Янв 2013 09:40 
Termit
Говорят, что встречались с духом этого графа два грибника и автомобилист

Население до революции после истории с заговором и ссылкой виновных во вскрытии могилы между тем успокоилось. И "видеть" графа перестали - с 1831 по конец советского времени.
А по-Вашему выходит, что ни молитва, ни заговор не подействовали. Это не катит. ))0

Автор Termit
Участник 
#59 | Дата: 11 Янв 2013 12:11 
Elena Конечно, я согласен в Вами. Насчет заговоров всяких не знаю, а вот сила молитвы должна была оградить жителей от подобной напасти.

Автор Elena
Участник 
#60 | Дата: 11 Янв 2013 16:46 
Termit
Ну да! Мирный же учитель. ))) А иначе получится, как у Юлия Кима: "И колом, и дубьем, и галаперидолОм - ставит из себя!" ))))))

Страница  Страница 4 из 11:  « Назад  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  Дальше » 
Краеведение orel-story.ru форум / Краеведение /
 Мистические места с необъяснимыми явлениями в Орловской области

Ваш ответ Нажмите эту иконку для возврата на цитируемое сообщение

 

 ?
Только зарегистрированные пользователи могут отправлять сообщения. Авторизуйтесь для отправки сообщений, или зарегистрируйтесь сейчас.

 

 
Кто сейчас в эфире: Гости - 2
Участники - 0
Максимум когда-либо в эфире: 364 [8 Апр 2020 07:50]
Гости - 364 / Участники - 0
 
orel-story.ru форум Поддержка: Simple Bulletin Board miniBB ®
Top.Mail.Ru
↑ Наверх