| Начало | Регистрация | Забыл пароль | Ответить | Поиск | Статистика | Правила |
Поэтические посиделки orel-story.ru форум / Поэтические посиделки /  
 

Игорь Крохин (поэзия)

 
Автор admin

Администратор 
#1 | Дата: 8 Апр 2016 13:10 | Поправил: admin 
Игорь Дмитриевич Крохин (1940 - 1992)

Игорь Дмитриевич Крохин родился 1 мая 1940 года в поселке МТС Себежского района Калининской области и был пятым ребенком в семье. Отец – Крохин Дмитрий Федорович – был агрономом, мать – Крохина Нина Михеевна (в девичестве Гончукова-Червякова) – домохозяйка, получившая в свое время отличное образование, играла на фортепиано, знала языки. Летом 41-го из поселка пришлось срочно эвакуироваться.

Из воспоминаний старшей сестры Ады: «Война уже шла, мы не знали точно, где немцы. Я уехала в лес на велосипеде, посмотреть, есть ли ягоды, и вдруг услышала незнакомую речь. Они смеялись, громко разговаривали, мыли свои мотоциклы в ручье, будто навсегда пришли на нашу землю. Я бросилась назад в поселок. «Папа, немцы, немцы!» – кричала я... Отец подбежал, схватил меня в охапку и, приставив палец к своим губам, дрожащим голосом сказал: «Тс-с, знаешь, что могут сделать с паникерами?» Потом посмотрел в мои глаза и все понял: «Скорее к маме, пусть собирает Юру и Игорька, помоги ей быстро! Возьмите самое необходимое!» Он принял ответственность на себя, выделил несколько машин и приказал женщинам и детям быстро выезжать к станции. Наш ГАЗ с детьми и мамочками уже выезжал за ворота, когда ворвались немцы. Я не понимала,, что происходит: автоматные очереди по бегущим людям... Мы сумели прорваться, я и мама накрыли мальчишек собой, и на дне грузовика мы подпрыгивали по пыльной дороге, не понимая, что все испытания только начинаются...
Потом были бомбежки и укрытие в воронках с малышами, военный эшелон до Куйбышева, теплушки до Бийска, где нас обворовали, голод, тиф и другие прелести войны». Вот так прошли первые годы жизни Игоря. И была тяжелая болезнь, которая потом искалечила его тело, но не разум и не дух.
Из воспоминаний брата Юрия: «Мама тогда работала в госпитале. Игорька лечил немец, военнопленный врач, который сказал, что мальчику все время нужно будет проводить в гипсовой кроватке и ходить, общаться и развиваться он вряд ли сможет, на что Нина Михеевна ответила, что она выбирает, чтобы ребенок развивался умственно, и она уверена, что Игорьку это будет важнее».

Дмитрий Федорович прошел войну и в 45-м разыскал семью в Бийске, а когда это произошло, все переехали на опытно-селекционную станцию в Чебаркуль, где он стал работать агрономом-селекционером. После лысенковских гонений на генетиков отца сослали поднимать колхозы Нечерноземья. Так в 1954 году семья попала на Орловщину. Игорь закончил Моховскую среднюю школу учился хорошо, умел за себя постоять, впрочем, его все любили за его искрометное чувство юмора и жизнелюбие. В 1963 году он закончил Ленинградский экономический институт, работал экономистом, затем юристом на Чернятинском стекольном заводе под Брянском, учась заочно в Московском юридическом институте. Еще в институте Игорь знакомится с Флорой Ивановной Пуховой, которая затем становится его женой, и в 1965 году у молодой пары появляется сын Илья. Игорь продолжает работать теперь уже на заводе цветных металлов во Мценске Орловской области.
В 1965 году в газете «Орловский комсомолец» появились первые стихи начинающего поэта, а с 1971 года он постоянно печатается в «Орловской правде». Выступает в центральных журналах «Москва» (1974, № 6), «Молодая гвардия» (1974, № 7), «Октябрь 1974, № 12), в альманахе «Поэзия» (1974, № 10 и 1975, № 14).
В Москве, в издательстве «Современник», в 1976 году выходит первая книга стихов Игоря Крохина. По словам Бориса Примерова, автора предисловия к книге:
«Свежее мироощущение, ясное и точное видение жизни, эмоциональная природа художественного характера, проявляющегося в слове, – они даны ему природой».

В 1977 году в Приокском книжном издательстве в Туле вышел коллективный сборник стихов «Орловские голоса». Здесь Игорю Крохину принадлежит цикл стихов «Родство». Они полны раздумий о пережитом, о счастье мирного труда, о теплоте человеческих душ, о любви к Родине, к родному краю.
Параллельно работе и писательской деятельности Игорь учится в Литературном институте им. М. Горького.
В 1978 году Игорь Крохин был принят в Союз писателей СССР.
В 1983 году в издательстве «Молодая гвардия» выходит новая книга стихов - «В мире полей и берез», а в 1988 - «Гнездовье». С 1988 года Игорь Крохин живет и работает в Орле.
Из воспоминаний коллег: «Он был тонким ценителем всякого знания, серьезно увлекался философией, астрономией, историей искусств. Его увлечение живописью на грани 50-летия и мне виделось причудой, почти шалостью щедро одаренного человека. Однажды он пригласил меня к себе домой на просмотр своих картин. В теснотище однокомнатной квартиры, вдоль и поперек заставленной книжными стеллажами, относительно свободным был только стол с пишущей машинкой и грудами рукописей – своих и чужих (Игорь был еще и внутренним рецензентом издательства «Молодая гвардия»). На этом столе с переходом на подоконник в хаотичном разнообразии, вокруг самодельной, подолгу не очищенной палитры, ждали своего часа передавленные тюбики с красками и многочисленные кисти, до бережного обхождения с которыми новоявленному живописцу в творческом запале, чувствовалось, не было никакого дела. Множество небольших картин, расставленных повсюду. Это был подлинный штурм в нетерпеливом освоении технологии живописи».
Последняя книга Игоря Крохина, изданная в Приокском книжном издательстве, названа «Сельский космос», и название это не случайно. По словам поэта и друга Игоря, Петра Родичева: «Игорь с ума сходил от всего, что касалось космоса, звезд. У меня до сих пор хранится снимок Луны, сделанный им через телескоп. Незадолго до кончины он читал мне по телефону свой философско-космогонический венок сонетов, оставшийся неопубликованным из-за литературной позиции куратора поэзии в «Вешних водах».

Древнегреческое имя Икар – или Игорь в русском звучании - в переводе «горящий». О поэте Игоре Крохине, тоже «сгоревшем» преждевременно, можно написать целую книгу.
Игорь Крохин умер 28 февраля 1992 года на 52 году жизни.

С. Буянова

Автор admin

Администратор 
#2 | Дата: 8 Апр 2016 13:12 | Поправил: admin 
Шинель отца

Она пропылилась в чулане,
Забыта на ржавом штыре.
Дыра, что пятак, на кармане,
Но дело не в этой дыре.

Не то сукнецо и подкладка —
Местами попортила моль.
Примерил – в плечах ли усадка
С тех пор, как вернулся домой?

Я думал: совсем не надену,
Вовек не носить и сынам.
Плечистую вырастил смену –
Не дай им, что выпало нам...

Гляжу на шинели сыновьи:
Такие же, как у меня, –
Да, к счастью, без запаха крови,
Без дыма того и огня.

Родословная

Они в деревне и столице,
На юге, в северном краю.
Порою в незнакомых лицах
Черты родные узнаю.

Безвестны пращуры,
Однако
В роду потомственный их след;
Михей Василия — кожемяка,
А глинотоп — другой мой дед.

Один глаза слепил над чаном,
Где мокли шкуры под раздел.
А в трех губерниях Сельчанам
Другой клал печи,
Как умел.

А как умел?
К Днепру подъедем,
В леса Валдая завернем:
Что, люди, помните о деде,
О деде Федоре моем?

Певал про горькую судьбину,
В кутузке сиживал, тверез,
Когда хватался за дубину
Во времена народных гроз...

Уже не греют ЭТИ печки —
Такая выпала судьба:
На том пожарище, у речки
Печная высится труба.

Но свито новое гнездовье,
Для всей большой родни
Одно:
И партизанское,
И вдовье,
И молодое —
Вот оно.

Места родные заповедны...
С поклоном, что пригнет
К золе,
К гончарно-медной,
С виду бедной,
Но не скудеющей земле!


Родники

У горы, у мамушки,
Тайники.
Побегушки в камушках
Родники.
Под овражной осыпью,
Ох сладки! —
Остро пахнут осенью
Ручейки.
Полем, луговиною
Под дубы
За лесной малиною,
По грибы.
Через рожь высокую
К конопле.
И шумят осокою
Всей земле,
И звенит стоустое
На века:
Ой ты поле русское,
Я — Ока!
Позывные долгие,
К звону звон:
Кама я! Волга я!
Днепр я! Дон!

Силы непомерные
Велики.
У России верные
Родники.

Край ты мой

Край ты мой былинный,
Поле да туманы
И в рассветном небе клики журавлей.
Улетают птицы за моря и страны
От родных гнездовий, родины своей.

Развернулись клином,
Белыми крылами
Синеву над лесом темным шевеля.
Протрубили хором — эхо над полями,-
Это отвечает Русская земля.

Что же ты не выйдешь,
Не махнешь рукою,
Улетают птицы, выходи скорей!
Все кружат над лугом, полем и рекою,
Словно что-то держит в небе журавлей.

* * *
Вставало солнце, разгорался день;
Отчетливее грани прожитого.
Все это будет светотень, какое солнечное слово!
Я помню жизнь свою в тени и на свету,
Но что и ту, и эту.
И в той, и в этой видел доброту
Людских сердец, мытарствуя по свету.
Отчаяться, но все-таки - любить.
А разлюбить, и не возненавидеть!?
Но ненавидя, все же добрым быть
И в темном светлое увидеть.

Автор admin

Администратор 
#3 | Дата: 8 Апр 2016 13:12 | Поправил: admin 
Матери

Ночная смена - за шитьем,
Потом завод - дневная смена.
И круглосуточная - дом,
Где нет ни хлеба, ни полена.

Теперь гляжу со стороны
И душу сдавливает жалость:
Как на поверхности войны
Ты, худенькая, удержалась?

Черный сухарь

Мне снился хлеб всегда, всегда -
Болезнь мое глодала тело.
Компрессы огненного льда
Сестра меняла то и дело.

Хотя б сухарь, а наяву
Сестренки всхлипы неутешны,
Что я уже не доживу
До распевающей скворешни...

Хотя б какой ни есть сухарь,
Хотя бы корку от горбушки.
Да будет ли, как было встарь,
Когда еще молчали пушки?..

* * *
Спит, а хлебец под подушкой,
Чтоб с разлома не черствел.
Не разбудишь брата пушкой,
Только так: «Я хлеб твой съел!»

Все это, конечно, в шутку:
Не поднимется рука,
Выждав хитрую минутку,
Выкрасть корку у братка.

—Эй, вставай! Вернулся! Батя!
Прямо с фронта! Во - медаль!
Чи-модан что полкровати,
Не подымешь чи-модан!..

Брат мне вериг и не верит:
Надуваю, мол, его.
Вроде, никого у двери
И за дверью никого.

Выбегаем: правда, тетка.
Правда, дяденька стоит:
Сапоги, усы, пилотка,
Во - медаль! Огнем горит!

Гимнастерка - нараспашку!
Отвести не можем глаз:
Почему на плечи Пашку
Усадил он, а не нас?..

* * *
Тонюсенький огарок на столе,
Воск капает - похоже на сосульку.
Трещит печурка - новый год в тепле.
Мать вышивает что-то по рисунку.

Склоняется все ниже к полотну -
Похоже, спит.
Огарок тает, тает...
Мать все же за ночь вышила весну,
Которую все люди ожидают.

* * *
Ливень шел.
Росла, росла тревога –
Как бы он не поприбил хлеба.
Накрепко, как поле и дорога,
С хлебом наша связана судьба.
С той тряпицы со ржаной начинкой,
Что давали пожевать мальцу,
Приучили: каждою крупинкой
Дорожить — крестьянину к лицу.
С колоска, который в поле поднял
И принес за пазухой домой.
С зернышка в расхлебицу я понял -
Что такое по миру, с сумой.

Эшелон

Везут коней.
Куда везут?
На тихой станции Отрада
Теплушки медленно ползут
Под желтым ливнем листопада.

Куда вы, кони?
Часовой
Глядит с площадки нелюдимо.
А им похрупать бы травой,
По луговинам бы -
Да мимо...

Мерцает лезвие штыка
Предупредительно и грозно.
Уже небесная река
Блеснула звездами морозно.

За перегоном перегон.
И вот за станционным вязом
Сигналит хвостовой вагон,
Краснея повлажневшим глазом.

Светилась в воздухе сыром
Луны ущербная коронка,
И долго-долго над селом
Дрожало ржанье жеребенка.

* * *
Отец,
Как истый сын земли,
Ее служивый древний,
Не в книжной рылся ты пыли –
В премудростях деревни.

Не потому ли ведуном
Заглазно величали -
Укажешь срок -
И грянет гром!..
С поклонами встречали...

О чем шепочут колоски,
Зачем пчела танцует -
Как бы пахучие цветки
Над ульями рисует.

Ты брал и слушал ком земли -
Что в нем такое слышал?
И мне приказывал: замри!..
И говорил, что будет дождь.
И впрямь - гремел весенний гром,
И дождь стучал по крыше!

* * *

Отца спросил я:
-Как ты выжил в годы,
Когда гремели выспренные оды?
Отец ответил:
-Верили всерьез.
И, как от боли, задрожали губы...
И видел я, как плачут однолюбы.
Любовь и веру он с собой унес...

Он расписался на стене рейхстага,
Принес медаль, где сказано: отвага...
Взвалил на плечи непомерный воз...

И, как овраги, поползли морщины -
Старели быстро крепкие мужчины, -
На их хребте и поднялся колхоз...

И посреди беспамятной России
Встал памятником... и заголосили
Над ним ветра в ветвях осенних лоз.

И лишь теперь в отце понятным стало
Какое чувство жизни клокотало
В его словах: «Мы верили всерьез...»

Завет

Помню,
Помню сказанное матерью,
Что живых переживут дела.
Сколько жизни за войну потратила
Столько бы для мира сберегла!

Никакой работою не брезгая,
Не страшилась черного труда.
Маленькая, сухонькая, резвая -
Ты такая в памяти всегда.

Автор admin

Администратор 
#4 | Дата: 8 Апр 2016 23:02 
Продолжение

Автор admin

Администратор 
#5 | Дата: 8 Апр 2016 23:03 
Продолжение

Поэтические посиделки orel-story.ru форум / Поэтические посиделки /
 Игорь Крохин (поэзия)

Ваш ответ Нажмите эту иконку для возврата на цитируемое сообщение

 

 ?
Только зарегистрированные пользователи могут отправлять сообщения. Авторизуйтесь для отправки сообщений, или зарегистрируйтесь сейчас.

 

Кто сейчас в эфире: Гости - 4
Участники - 1 [ Kireev ]
Максимум когда-либо в эфире: 57 [14 Ноя 2018 11:03]
Гости - 57 / Участники - 0
 
orel-story.ru форум Поддержка: Simple Bulletin Board miniBB ®
↑ Наверх