| Начало | Регистрация | Забыл пароль | Ответить | Поиск | Статистика | Правила |
Вторая Мировая война, Великая Отечественная война orel-story.ru форум / Вторая Мировая война, Великая Отечественная война /  
 

Рассказы об участниках Великой Отечественной войны. Курбан Дмитрий Григорьевич

 
Автор admin

Администратор 
#1 | Дата: 10 Май 2010 19:00 
Д.Г.Курбан: «Я въехал в Орёл на белом коне»
или недописанная книга

Чем дальше от нас уходит Великая Отечественная война, тем яснее понимаешь, что только ничтожно малая часть величайшей трагедии двадцатого века зафиксирована на страницах книг, кинолент, народных преданий. У каждого человека свой мир, своя вселенная, и подлинную картину пережитого могли бы воспроизвести только десятки, а точнее сотни миллионов конкретных воспоминаний очевидцев, что практически невозможно. Поэтому всегда будут точки, пятна, даже острова неизвестного. В рассекречивании тех или иных фактов многое зависит от самого человека. Иной бьёт фонтаном о себе и своих подвигах, пропитывая влагой самолюбования окружающую среду. Другой же может остаться драгоценным самоцветом, никем не замеченным.

Совсем недавно, в начале 90-х годов ушел из жизни тихо и незаметно Дмитрий Григорьевич Курбан, любимец студентов физико-математического факультета Орловского пединститута. Ни до, ни после него не было не только на физмате, но, пожалуй, и во всём институте более яркой и обаятельной фигуры педагога, который сочетал бы в себе столько мужской красоты, порядочности, честности, потрясающего обаяния, мужественности, созидательного оптимизма, блестящего знания своего предмета и умения так же блестяще его преподнести, оставаясь при этом необыкновенно скромным человеком.

... Двадцатый год. Брянщина. Мало кого удивишь по тем временам рождением детей в бедной семье колхозников одного за другим, ранней потерей отца-кормильца и ответственностью старшего за троих младших братьев, когда самому всего восемь лет и надо наравне с матерью зарабатывать трудодни, чтобы не умереть с голоду. Это познали миллионы крестьянских семей в тяжелые двадцатые и тридцатые годы. Врождённый оптимизм, природная мальчишеская смекалка, далеко не детский каждодневный труд, любовь к матери и братьям помогли блестяще закончить семилетку в посёлке Карпушино, в шести километрах от родной Ковалёвщины, и поступить в среднюю школу г. Стародуба, удивив учителей написанием экзаменационного диктанта за восьмой класс без единой ошибки.

Что потом заставило Диму Курбана выбрать педагогическое поприще, трудно сказать... Но эта «первая любовь» к благороднейшему труду на земле осталась на всю жизнь. Сдав на «отлично» вступительные экзамены в Орловский педагогический институт, он с головой уходит в науку, не думая о заплатах на одежде и далёкой от сытости студенческой еде. Привыкший упорно добиваться цели, Дмитрий не отступает также и от симпатичной студентки Киры Харкевич, женившись на ней уже на втором курсе.


И тут война... С тремя курсами физмата он в считанные месяцы заканчивает Тамбовское артиллерийское училище и с января 1942 года командует батареей на передовой. Ранение под Воронежем, курсы повышения командиров, командование артдивизионом в составе Первого и Второго Белорусских фронтов, награждения двумя орденами Красной Звезды, орденами Отечественной войны первой и второй степеней, двумя орденами Боевого Красного Знамени и многими медалями без слов дают понять, что из юноши получился блестящий воин, умеющий побеждать. Вот лишь один эпизод, свидетельствующий о его хладнокровии и самообладании. При переправе дивизиона через реку он со своими солдатами трое суток просидел в ледяной воде, укрываясь от шквального огня фашистов. Сохранив людей и технику, он впоследствии блестяще выиграл бой.
И вот Орёл... 5 августа 1943 года. Родной город, родные улицы, до неузнаваемости обезображенные мечом войны, переправа дивизиона через Оку в районе Красного моста, (как раз в это время на знаменитом здании по ул. Московской водружали красный флаг Образцов и Санько).

Родной дом на Черкасской, куда он смог забежать только на час, расставшись с генералом, который через несколько минут подорвался на мине оккупантов. И здесь судьба сохранила Дмитрия. Он не любил рассказывать о своих ратных подвигах и на все вопросы махал рукой, давая понять, что он, как любой настоящий мужчина, делал то, что подсказывало честное сердце и настоящая душа. Это же свидетельствует о его высочайшей скромности, как и то, что капитан Курбан до конца войны носил погоны старшего лейтенанта, якобы «забывая» приколоть четвёртую звёздочку, командуя двумя майорами и капитанами. Не раз ему предлагали повышение по службе. И каждый раз он отказывался от всех головокружительных предложений.
Как в спасительный родник «нырнул» он в студенческую среду пединститута, оставив только на портрете кисти друга-художника Плетнёва вид бравого советского офицера с соколиным взглядом. Фотография с этого портрета долгие годы украшала стенд воинов-ветеранов, преподававших в кузнице педагогических кадров Орловщины.


Душа компании, обладатель сочного громкого голоса и внешней красоты, студент Курбан вполне мог соперничать по популярности среди молодёжи Орла, особенно у женщин, с киногероями своего времени. Садясь за парту, он находил в ней десятки пылких признаний и записок, которые оставались безответными. Каждой же не объяснишь, что выбор им уже сделан на всю жизнь. Помимо математики Дмитрий зачитывается художественной литературой, знает почти всего Пушкина, восхищается Толстым и может воспроизвести по памяти любой эпизод из «Трёх мушкетёров» Дюма.

Автор admin

Администратор 
#2 | Дата: 10 Май 2010 19:05 
Его путь от рядового учителя до директора школы, заведующего Железнодорожным роно, Орловским гороно был не очень долгим. Но не будем забывать, что на его плечи легло восстановление всей системы образования города Орла в труднейшее послевоенное время. И ещё один пример личной скромности, на сегодняшний день совершенно непонятный. За годы руководства районным и городским отделами образования он не получил квартиры и не взял ни одной путёвки на лечение, так требовавшееся его подорванному войной здоровью. Не раз он повторял: «Другим не легче, чем я лучше их?». И помогал решать самые жгучие проблемы тысячам и тысячам орловцев.

Удивительный случай произошел в пятидесятых годах, когда он, находясь на проверке в 27-й школе, увидел на тонком льду Оки тонущую женщину. Забыв про всё, он бросился на лёд и спас человека под удивлённый шепот трусливых мужиков: «Наверное, у него нет ни детей, ни семьи, ему терять нечего!». А терять ему было что: его Кира (Кира Александровна) родила двоих сыновей – Сергея и Виктора, в которых он души не чаял. Так что медаль «За спасение утопающего» была самой оригинальной в его наградной коллекции.

Неприятным звонком из отгремевшей войны прозвучал совет врачей сменить напряженную работу завгороно на более спокойную. И Дмитрий Григорьевич переходит в пединститут преподавателем математики. Почти сразу же его направляют в город Москву, где всего за один год он проходит аспирантский курс и защищает диссертацию, став кандидатом наук. Таких кандидатов на всём факультете кроме него было двое. И здесь начинается пятнадцатилетняя эпопея, когда он возглавляет кафедру высшей математики и почти постоянно избирается деканом физмата. Наверняка у каждого, кто учился в вузе, сохранились в памяти яркие образы преподавателей, поразивших молодое воображение своим неординарным мышлением и поступками. Декан Курбан был просто живой легендой. Заочная математическая школа для сельских ребят, регулярные курсы повышения квалификации учителей математики области, проведение различных математических олимпиад и конкурсов, всемерная помощь молодым соискателям учёных степеней и аспирантам и другое не мешали ему весело шутить со студентами на лекциях, говорить, как ни странно, литературе, о любимых писателях. Обращаясь в зал, он нередко спрашивал: «А вы читали книгу «Сила жизни»? Вот и я не читал, её ещё не написали, но обязательно напишут!».


Дмитрий Григорьевич был строг, но справедлив. Он безмерно любил студентов, особенно ребят. «Мужская голова – это глыба, это клад мудрости», – бросал он реплику в зал. Ребята – это изумруд, а девушки...
Сколько талантливых педагогов, будущих руководителей учебных заведений он вовремя спасал от скоропалительного отчисления из института. Он защищал «своих гвардейцев» )его изречение) всеми доступными способами, отстаивая их интересы перед кем угодно и где угодно. Вот лишь один пример такого подхода. Когда одному из нас при распределении (было такое) комиссия предложила возглавить одну из восьмилетних школ области, то Дмитрий Григорьевич возмутился:
– Такого студента на восьмилетку?! Нет. Его надо ставить директором средней школы и не ниже.
– По инструкции нельзя. Для директорства в средней школе нужен педагогический стаж не менее 5 лет, – упорствовала строгая комиссия во главе с ректором вуза.
– Инструкция – это бумажка. А перед вами лучший студент физмата, а может и института, – не отступал декан.
И даже тогда, когда комиссия вынесла свой вердикт, Дмитрий Григорьевич не успокоился. Он направил телеграмму в адрес министра просвещения СССР М.А.Прокофьева с просьбой разрешить в порядке исключения назначить директором средней школы такого-то студента. И министр вскоре дал добро.
Когда мы встретились в Дмитрием Григорьевичем в приёмной Н.К.Баранова (зав. облоно), то, протягивая копию телеграммы от министра, улыбнувшись, он произнёс: «Гвардейцы так не сдаются. А как ты думал!».

Конечно его решительность, смелость и доброта вызывали восхищение не у всех руководителей вуза, преподавателей, некоторые из них предъявляли к студентам более жесткие требования, вплоть до самых строгих карательных мер. Но декан каким-то шестым чувством мог увидеть в сиюминутном разгильдяйстве этакую нарочитую безалаберность юности, которая впоследствии улетучивалась навсегда.
Д.Г.Курбан очень любил тружеников села, как бы внутренне переживая, что жизнь прочно увела его от просторов полей и благороднейшего крестьянского труда. Он с упоением беседовал с деревенскими мужиками, и глаза его радостно увлажнялись от любви и восхищения этими людьми.

Автор admin

Администратор 
#3 | Дата: 10 Май 2010 19:09 
Дмитрий Григорьевич был незаурядной личностью, высшим критерием которой было отношение к женщине, в первую очередь к матери. Когда в далёком 1946 году он вырвался на Брянщину, чтобы повидать мать, и искал попутный транспорт до родной Ковалёвщины, проведя ночь на вокзале Стародуба с женой, он вдруг увидел на базаре мать, и эта трогательная встреча удивила многих, несмотря на привыкшее ко всему людское окружение той поры. Теплые письма, гостинцы в посылках, радостные встречи с мамой продолжались до её преклонного возраста. Весть о её смерти пришла в морозный зимний день, и Дмитрий Григорьевич помчался на перекладных в г. Стародуб, оттуда, за неимением транспорта, двадцать пять километров шел пешком в тридцатиградусный мороз. И ведь успел к самому последнему моменту. Пораженные односельчане похоронную процессию отложили на час, чтобы этот железный человек оттаял от наледи.
А жену свою Киру он с первых лет супружества окружил нежной заботой и вниманием. И она платила ему тем же. Прожили они долгую совместную жизнь. Кира Александровна стремилась быть под стать своему рыцарю. Она долгие годы с полной отдачей преподавала математику во 2-й школе г.Орла. И по праву считалась ведущим математиком области.


Шли годы... Здоровье уже не позволяло Дмитрию Григорьевичу работать деканом, но преподавание он не бросал. Уже многие выпускники стали известными людьми, среди них Геннадий Зюганов, Владимир Селютин, Анатолий Копаев, Фёдор Авдеев, Владимир Бабин и другие.
Какую надо иметь силу воли, чтобы вставать в пять утра, проводить различные манипуляции с дыханием, вырываясь от мучившей его астмы, и спешить на лекции к своим любимым студентам.
На семьдесят втором году жизни пришлось бросить институт, но сидеть спокойно он не может: изучает медицину, различные виды дыхательных гимнастик, начинает писать книгу, о которой в шутку говорил все годы на физмате, – «Сила жизни».
Однако сил всё это охватить оказалось недостаточно. В 1992 году Дмитрия Григорьевича Курбана не стало. Но чем дальше мы уходим от дней общения с ним, тем ярче становится образ прекрасного воина и педагога – простого сына земли русской, который очень редко в кругу друзей говорил весомую фразу: « Я въехал в Орёл на белом коне».
А жизнь продолжается. Она продолжается в сыне Викторе, который, многое взяв от родителей, в первую очередь их математический склад ума, стал главным конструктором акционерного общества «Орлэкс». Она продолжается во внуке, от которого Дмитрий Григорьевич был бы без ума. Ведь он так любил детей, не уставая повторять: «Ну что же ты формулу забыл? Ведь ты ж мужчина! А мужская голова...».
И студент, напрягая свою память, выводил стройный математический ряд.

А книгу «Сила жизни» писать есть кому, есть кому и консультировать: Кира Александровна в строю. Долгих лет ей жизни!

Анатолий Кононыгин.
Александр Лысенко.

/Использована статья из газеты «Орловская правда» начала 90-х годов (после 1992 года), точная дата выхода номера пока не установлена/.

Вторая Мировая война, Великая Отечественная война orel-story.ru форум / Вторая Мировая война, Великая Отечественная война /
 Рассказы об участниках Великой Отечественной войны. Курбан Дмитрий Григорьевич

Ваш ответ Нажмите эту иконку для возврата на цитируемое сообщение

 

 ?
Только зарегистрированные пользователи могут отправлять сообщения. Авторизуйтесь для отправки сообщений, или зарегистрируйтесь сейчас.

 

Кто сейчас в эфире: Гости - 2
Участники - 0
Максимум когда-либо в эфире: 160 [4 Дек 2019 07:35]
Гости - 160 / Участники - 0
 
orel-story.ru форум Поддержка: Simple Bulletin Board miniBB ®
Top.Mail.Ru
↑ Наверх