| Начало | Регистрация | Забыл пароль | Ответить | Поиск | Статистика | Правила |
Поговорим об Орле orel-story.ru форум / Поговорим об Орле /  
 

Тир

 
 
Страница  Страница 2 из 2:  « Назад  1  2

Автор MURAS

Участник 
#16 | Дата: 18 Сен 2013 09:30 
Коль пошли в ход школьные тиры, то надо добавить тир рядом с 34-й школой. Там тоже палили из мелкашек. Функционирует ли он сейчас-не знаю!

Автор kvito

Участник 
#17 | Дата: 18 Сен 2013 15:45 
На стадионе Динамо вроде бы тоже был тир, где стреляли из огнестрельного оружия. Может быть он и сейчас работает.

Автор aviatechnic

Участник 
#18 | Дата: 18 Сен 2013 16:45 | Поправил: aviatechnic 
MURAS
то надо добавить тир рядом с 34-й школой. Там тоже палили из мелкашек. Функционирует ли он сейчас-не знаю!

Длинная конструкция из железобетонных плит была разобрана перед строительством стадиона с искусственным покрытием. Тир был сплошь изрисован предками нынешних графитчиков, в основном эротической тематикой :)

А школьные тиры были наверное в каждой школе. Я в 28-ой еще в довольно юном возрасте стрелял из мелкашки несколько раз в неделю. Просто я тогда ходил в школьный шахматный клуб, руководителем которого был военрук майор Сан Саныч Полонец. После шахмат, в качестве бонуса, можно было пострелять. Патронов военрук не жалел. Тир находился в подвале, рядом с бомбоубежищем.

Kireev
У Бунина убрали лет 10 назад.

Поначалу он просто переехал в подвальный этаж кинотеатра Победа, и некоторое время работал там.

Автор Zyuzin86

Участник 
#19 | Дата: 18 Сен 2013 18:47 
Учился в 28 школе с 2001 по 2009 гг. Ни разу про тир ничего не слышал там. Прикольно. Ни разу не был там и в бомбаре, оказывается он там есть. Описанную конструкцию около поля на 34 школе видел 1000 раз и она до сих пор в памяти, оказывается давно её там уже нет. Не знал, что это был тир, как бежит время.

Автор Olgerdt
Участник 
#20 | Дата: 18 Сен 2013 20:00 
Тир был и есть в бывшем дк Строителей,был в пу№7 на микроне!

Автор Dinn

Участник 
#21 | Дата: 18 Сен 2013 22:20 
Еще был тир в ДОСААФ на Карачевском шоссе. В мои школьные годы мы ходили на уроках НВП,стреляли из мелкашек.Сейчас не знаю работает или нет...

Автор Kireev

Модератор 
#22 | Дата: 23 Сен 2013 22:05 
В Тросне в парке стоял самый настоящий троллейбус переоборудованный под тир. Не пережил 90-е годы.

Автор Ilych
Участник 
#23 | Дата: 24 Сен 2013 09:13 
В новом здании 4-ой школы (новое по сравнению с тем где медучилище и которое сейчас на ремонте), в подвале хороший тир был, сейчас не знаю есть ли. Мы на НВП там из мелкашки стреляли, и районные межшкольные соревнования по стрельбе там проходили

Автор Kireev

Модератор 
#24 | Дата: 10 Ноя 2019 01:18 | Поправил: Kireev 
Предыстория.
Как-то в Бунинке на обменном столике взял ничем не примечательную не толстую книжку в твёрдом переплёте. Уж не знаю даже, почему взял именно её. Издательство "Детская литература", вроде, не сильно привлекает. Автор не знакомый. Но, можно сказать, рука сама потянулась, немного полистал и сунул её в пакет.
Дошла очередь почитать. Книга состояла из пяти повестей и рассказов. И прочитав несколько страниц заметил вдруг странное совпадение. Некоторые топонимы и описываемая местность каким-то невообразимым образом были похожи на город Орёл!
Так, в первом рассказе описывалось детство одного мальчика (я думаю, автор писал о своём детстве), жившего в многоэтажной "сталинке" на углу 4-й Курской и Пушкинской улиц. В мельчайших подробностях описывался и дом с аркой и фонтан во дворе. И вот тут-то я наконец-то понял, что речь действительно идёт о городе Орле в периоде где-то 70 - 80-х годов прошлого века! Вот же он и дом в Орле на углу этих улиц. И арка в нём есть и засыпанный фонтан во дворе! Удивительно!
Дальше читал книгу уже с двойным интересом и в каждых рассказах узнавал те или иные места города Орла, про которые рассказывал автор.
Вот так удачно и совершенно случайно взял интересную книгу.

А теперь история.
В книге некоторые события разворачиваются возле тира, который находился за кинотеатром "Победа". Вот те самые строки:

«... По отвесному мостику он перешел речку и поднялся к кинотеатру «Победа». Кассирша в атласных черных нарукавниках, зевая, отворила свое окошечко в форме бойницы, проштамповала билет и сунула его Косте.
До начала сеанса оставалось с полчаса. Костя пошел пострелять в тир, который размещался тут же за кинотеатром в старом, на спущенных колесах автобусе со слепыми, забранными жестью окнами.
Костя любил этот тир. И не потому, что мишени в нем были какие-нибудь особенные, — те же зайцы и волки в футболках с «Ну, погоди!»; те же гуси, утки, куропатки, переворачивающиеся кверху лапами от точного попадания; те же труженики медведи, распиливающие вот уже несколько лет сряду одно и то же плоское рисованное бревно; те же самолетики с бомбочками и без бомбочек, с капсюлями вместо винтов, пикирующие по стальным струнам; те же рыбаки, подсекающие зубастых акул, и пузатые в облупленных цилиндрах на плешивых макушках буржуи, с которых, если попасть точно, спадают полосатые Штаны. Без штанов и в цилиндрах буржуи становились похожими на беспризорников. Все в этом тире было бы, как в других, если б не одноногий дядька, которого все звали Никитичем, еще не старый, разговорчивый и обходительный. У Никитича можно было стрелять с руки и с упора, на спор и просто так, куда попадешь. Костя раз видел, как один мальчишка пришел со своим яблоком и стрелял в него, стоя к нему спиной и целясь глядя в маленькое круглое зеркальце. Никитич и такое позволял в своем тире.
— Фотографируете? — вежливо поинтересовался Никитич, отсыпая дрожащей рукой свинцовые наперсточки пулек.
— Мишень можно настоящую повесить? — спросил Костя. Никитич достал из-под стойки бумажную мишень и заковылял
к задней стене автобуса, боком занося скрипучий протез.
— Подымите винтовочку, — привычно попросил он, обернувшись на ходу. — Я слыхал, есть такие фоторужья. Что же это? Тоже стреляют? Не приходилось обращаться?
Костя сказал, что не приходилось, но принцип действия объяснить может.
— Будьте любезны, — попросил Никитич, вернувшись к стойке. — Я, видите ли, почему интересуюсь? Может, думаю, замена какая предстоит в плане инвентаря? Вместо моих воздушек какие фоторужья пришлют. Это не с оптическим ли прицелом?
Костя объяснил, что фоторужье — это тот же фотоаппарат, только с длиннофокусным объективом. У него еще есть плечевой упор в виде приклада, чтобы избежать смазки изображения. Ведь с длиннофокусным объективом труднее удержать фотоаппарат неподвижно. А тут приклад... А фоторужьем называется, потому что в основном применяют для съемки птиц и зверей.
— Я, знаете ли, уже слышал об этом, — стеснительно улыбнулся Никитич. — Простите, бога ради! Да сидишь тут, сидишь один... До вечера... Не дома ж, в самом деле! Дома пусто... А поговорить хочется. Вот и поговорили. Стреляйте, стреляйте. Вы думаете, я всю жизнь тут сижу? В сарае своем? — развел Никитич руками. — Раньше-то я в другом месте служил. Бухгалтерствовал в одной конторе. А тут вроде как на понижении...

Костя переломил ствол и загнал пульку в узенькое черное отверстие, прицелился. Мишень то расплывалась, если Костя смотрел на мушку, то становилась резкой. Мишень всегда напоминала ему расходящиеся по воде круги.
Косте хотелось сфотографировать Никитича, но попросить он стеснялся. Ему почему-то казалось, что это может обидеть его. Да и всякий раз, попадая в этот тир, Костя сразу вспоминал, что у Никитича нет ноги, и помнил об этом до тех пор, пока не уходил. Он даже разговаривать старался меньше, чтобы неосторожным словом не сделать Никитичу больно, напомнив о его увечье.
Впрочем, пока стрелял, Костя думал о другом. Вот ведь живет человек без ноги, и наверняка часто ему делают больно уже тем, что напоминают об этом. Да и просто тяжко не иметь того, что есть у других, такого естественного и необходимого, о чем здоровый человек и не задумывается никогда. А больному все горько. Так, наверное, и Никитичу. Но что же это он добрый такой? Вот что вдруг удивило Костю. Ему бы, Никитичу-то, вроде и ожесточиться бы в самый раз, и возненавидеть всех здоровых да сильных за свою убогость, а он наоборот — как будто очень даже любит всех, и на всех у него любви и добра хватает.
Выстрелы оглушали в тесном пространстве автобуса, но короткое резкое эхо тут же и гасло, вырываясь в открытую дверь.
— Берите под яблочко, — вяло посоветовал Никитич и размял папиросу. — Знаете, сидишь тут, смотришь. Всякого народу за день наглядишься. В основном-то мальчишки. Бывают и в возрасте мужчины. Это опять же на любителя. Да-а-а... Всякие ходят. Вы вот фотографируете...
Две пульки вошли в «десятку», остальные рассыпались по черно-белому полю мишени.
Никитич протянул Косте принесенную мишень:
— Возьмите на память. А я, знаете ли, не любитель стрелять. Так как-то... Баловство это. Вон и ноги лишился через это баловство. После войны, мальчишкой. Вы заходите...
Костя попрощался.

На улице моросил холодный мелкий дождь. Мальчишка был меньше Кости ростом, худой и какой-то дерганый. Серый в крапинку картуз с протертым козырьком держался на его оттопыренных посиневших ушах. Костя сообразил, что картуз мальчишка носит для солидности, и улыбнулся, потому что солидностью тут, пожалуй, и не пахло. Эффект получался как раз обратный.
— Дай пятнадцать копеек, — сказал ему мальчишка.
— Тебе зачем? — спросил Костя.
Мальчишка как-то странно дернулся, оглянулся и поправил свалившийся на глаза картуз.
— Дашь? Нет? А то по молде схлопочешь! — неожиданно развязно прогундосил он и снова оглянулся.
— Нету! — соврал Костя.
Он, может быть, и дал бы, наверняка бы дал, если б только не так просили.
— Если обыщу? — не совсем уверенно спросил мальчишка.
— Поплобуй, — передразнил его Костя.
Он сдвинул фотоаппарат на бок и сжал кулаки.
Еще раз оглянувшись и поправив картуз, мальчишка осторожно потянулся к карманам Костиной курточки.
Удар пришелся в бок, но мальчишка, отскочив, завизжал так, словно на ногу ему уронили трамвайный рельс.
— Лебля-я-я! — позвал он пронзительно и плаксиво.
Откуда ни возьмись, появились трое парней. Все старше кости.
В зубах у одного дымилась гармошка папиросы. «Здоровые!» — успел подумать Костя.
— Младших, значить, забижаем? — ткнул Костю кулаком в плечо патлатый парень, и на его запястье коротко звякнула цепочка. — А еще небось пионер-другим-пример!
— Гони валюту! — прорычал страшным голосом самый высокий и выплюнул папиросу.
Ему, наверное, хотелось не только напугать Костю, но и самому поверить, что он очень страшный и беспощадный. На несколько мгновений это ему удалось. Костя бессознательно попятился, но ощутил сильный толчок в спину.
— Куда?! — отрезал ему путь к отступлению третий парень.
— У меня только на биле-е-ет было... — жалким, противным самому себе голосом промямлил Костя, чувствуя слабость внизу живота.
— Карманы выверни! — приказал патлатый.
— Пускай поплыгает, услышим! — прогундосил мальчишка в картузе и шмыгнул носом в восторге от своей выдумки.
Костя почувствовал, как все в нем сжалось от бессилия и обиды. Но не плакать же, в самом деле! И Костя как-то особенно остро ощутил несправедливость и дикость происходящего. Это неожиданно разозлило его и придало сил.
— Пошли вы!.. — толкнул Костя патлатого.
Тот взмахнул руками и, не удержав равновесия, рухнул на асфальт. Костя перешагнул было через него. Но сзади рванули курточку. Она затрещала. Голову кинуло вбок. Костя почувствовал, что нижняя губа деревенеет, и закрыл лицо руками.
— Под дых ему, Серый! — кричал, поднимаясь, патлатый. — Дай, дай я!..
Удары сыпались со всех сторон. Костя, загораживаясь руками, прижался к толстому стволу рябины и стал медленно опускаться на корточки. Били уже молча.
— Шпана! Убьете человека!..
— Атас, лебя! — крикнул мальчишка в картузе.
Костя отнял руки от лица и обернулся. Никитич, неуклюже занося протез и размахивая палкой, ковылял, переваливаясь из стороны в сторону, от своего автобуса.
Топот убегающих парней смолк за углом кинотеатра.
— А вы тоже хороши, голубчик! — не справляясь с дыханием, прерывисто проговорил Никитич и помог Косте встать. — Хоть бы крикнули, что караул и на помощь. А меня как толкнуло что. Глядь, недоброе дело творится! Покажите-кась, как они вас...
Костя потрогал вздувшуюся губу. Во рту навязла солоноватая тягучая слюна. Костя сплюнул. Коричневый сгусток расползся на сыром асфальте жутковатым узором.
— До свадьбы заживет, — успокоил Никитич и заковылял к автобусу. — Пошли примочим. Да как же это они вас?
Фотоаппарат был цел. Костя взвел затвор и щелкнул разок для проверки. Все работало нормально.
— Аппаратуру повредили? — спросил Никитич, нахмурившись.
— Ничефо...
Только тут Костя обнаружил, что нижняя губа плохо повинуется ему.
В автобусе Никитич достал из-под стойки зеленый чайник с облупившейся эмалью по бокам, смочил водой из него Костин платок.
— Подержите, чтоб совсем не разнесло. И за что они вас?
— Фустяки... — скривившись от боли, проговорил Костя, сообразив, что не выговаривает еще один звук.
Жидкость, которой был пропитан платок, сильно жгла рану, и Костя понял, что в чайнике была не вода, а водка.
Никитич с чем-то возился под своей стойкой, но, заметив Костино удивление, стал вдруг оправдываться:
— Да я ее и не пью, окаянную. Мужики за стаканом заходят и нет-нет поднесут. Так нешто я буду пить?.. Я вон приладился ее в чайник сливать. Вы подержите, подержите... А мы болячку-то вашу стрептоцидиком сейчас!
Он достал что-то в бумажке, развернул, и Костя увидел щепотку белого порошка в ней. Пришлось выпятить губу, чтобы Никитичу удобнее было присыпать рану. Стрептоцид оказался безвкусным, а не горьким, как ожидал и боялся Костя.
— Больно? — спросил Никитич, закончив обрабатывать рану.
— Кафельку... — силясь улыбнуться, промямлил Костя.
— А вы потерпите! — посоветовал Никитич простодушно. — Я, когда больно, всегда терплю. Оно ведь, думаю, не все же время так. Будет и облегчение.

Косте жалко стало Никитича. Что-то было беззащитное в его смущении из-за водки в чайнике и в этом его «всегда терплю». Но в то же время и Косте только терпеть и можно было в его теперешнем положении, и это очень хорошо, что рядом оказался застенчивый Никитич, а не кто-либо другой. Что-то в этом во всем было такое, что Костя не мог объяснить себе, в этой взаимной жалости, которой он, может быть, постеснялся бы перед любым другим человеком, а вот перед Никитичем не постеснялся. Косте так захотелось отблагодарить чем-нибудь Никитича, что-нибудь сделать для него или просто сказать ему что-то хорошее, доброе! Он даже заплакал от невыносимости этого желания.
— Сфасибо!.. Сфасибо вам!.. — только и смог пролепетать он сквозь слезы.
— Ну и поплачьте, поплачьте, — согласился Никитич. — А потом терпите. Оно ведь и обидно, если четверо на одного.
— До свидания! — выдавил Костя и встал уходить, не в силах больше сдерживать подступившие новые слезы.
Он выскочил из автобуса и быстро побежал прочь, за кинотеатр, через улицу Ленина, вниз, к старому мосту через Орлик. На бегу он все же обернулся. Никитич стоял в дверях и смотрел ему вслед. ...»
__________________________________________________________________________
Евгений Вячеславович Туинов "Горячо, горячо... холодно...", отрывок. 1985 г.

Автор Kireev

Модератор 
#25 | Дата: 8 Апр 2020 01:33 
Тир в городском парке в 2010 и 2019 годах

KireevFoto2634 KireevFoto2635

Автор ruslon
Участник 
#26 | Дата: 8 Апр 2020 21:24 
Привокзальная площадь. 1963 год.


Автор Kireev

Модератор 
#27 | Дата: 9 Апр 2020 01:04 
ruslon
Прям передвижной тир. Грузовик-то, вроде, живой. Наверное бывал периодически в разных частях города.

Страница  Страница 2 из 2:  « Назад  1  2 
Поговорим об Орле orel-story.ru форум / Поговорим об Орле /
 Тир

Ваш ответ Нажмите эту иконку для возврата на цитируемое сообщение

 

 ?
Только зарегистрированные пользователи могут отправлять сообщения. Авторизуйтесь для отправки сообщений, или зарегистрируйтесь сейчас.

 

 
Кто сейчас в эфире: Гости - 2
Участники - 0
Максимум когда-либо в эфире: 364 [8 Апр 2020 07:50]
Гости - 364 / Участники - 0
 
orel-story.ru форум Поддержка: Simple Bulletin Board miniBB ®
Top.Mail.Ru
↑ Наверх