| Начало | Регистрация | Забыл пароль | Ответить | Поиск | Статистика | Правила |
Поговорим об Орле orel-story.ru форум / Поговорим об Орле /  
 

Военный городок, аэродром, Ботаника

 
 
Страница  Страница 8 из 11:  « Назад  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  Дальше »

Автор Kireev

Модератор 
#106 | Дата: 1 Май 2013 03:48 | Поправил: Kireev 
Медлить далее было нельзя, скоро лето и надо было во что бы то ни стало попасть в желанный подъезд, который, как назло с старым домофоном, где не отключается пищалка и всегда закрыт. Пришлось идти на хитрость.
Но даже так, незадачливый "почтальон" был на входе остановлен "бдительным секьюрити" и подвергнут экспресс-допросу (сразу вспомнился ролик с Ютюба: "Вы кто такие? Я Вас не звал! .... "). Но всё же допущен на секретный объект. Правда возится там долго, открывать окна - желания уже не было никакого. Хоть так, но цель достигнута.

Предысторию и развитие событий читаем на стр. 2. Здесь же просто позволю себе немного поиграться фотошопом.
KireevFoto678

Автор пешеход

Участник 
#107 | Дата: 1 Май 2013 09:01 
уж и дома нет, и аэродрома нет, а дорожка от дороги к дому осталась)
спасибо

Автор aviatechnic

Участник 
#108 | Дата: 1 Май 2013 09:20 
Kireev
Супер!

Автор Kireev

Модератор 
#109 | Дата: 15 Июн 2013 02:34 | Поправил: Kireev 
И снова возвращаюсь к военному городку. Признаюсь, что на страничку с этой темой всегда приятно возвращаться.
Начало и развитие темы на предыдущих страницах. Было найдено много интересных фактов и фотографий. Мы выявили два фрагментарно сохранившихся здания небольшого микрорайона, который располагался на южной окраине города. Трёх-четырёх этажные дома, по стилю похожие на "сталинский ампир", были построены в конце 1930-х годов. Военный городок разрушен в годы оккупации Орла.

О доме №320 по Комсомольской улице мы написали достаточно много. Разместили его фотографии снаружи и внутри. Очень ценным было то, что удалось найти аналогичные полностью сохранившиеся здания в других российских городах.
И вот не так давно довелось лично посмотреть на такой дом в Москве. Что сказать. Если бы такое здание украшало сейчас Комсомольскую улицу, да ещё не в центре города, а на окраине, среди безликих коробок-"хрущёвок" - думаю, к нему было бы совсем другое отношение. Его бы ценили, как одно из не многих многоэтажных зданий города, переживших войну. Может табличкой бы отметили. Вот только чуть-чуть повернись судьба по-другому... Не попади в него авиабомба (или не взорвись заложенная мина)... И вот он - памятник архитектуры довоенной постройки. Да и в целом... Мне лично очень симпатичны предвоенные жилые дома. Но, здание серьёзно пострадало. Лишилось двух боковых "крыльев", став таким вот - обрубком. Но даже в нём остаются черты, выделяющие его, хоть немного, среди окружающей типовой безликости. Фото нашего дома ищем вверху и на предыдущих страницах.
Московский, полностью сохранившийся аналог http://wikimapia.org/#lang=ru&lat=55.880487&lon=37 .682869&z=16&m=b&show=/14616158/ru/

Но, собственно, к чему я. Рядом с этим зданием, в Москве сохранилось и ещё одно. А какое именно - смотрим пару комментариями выше. Если предыдущее здания мы нашли уже в нескольких городах России, то вот это, кажется, пока только в Москве. У нас же от него остался лишь совсем не большой фрагмент в виде одного крыла. Сейчас оно находится на территории воинской части.
Фото московского здания (Москва, Тайнинская ул., 7к2):
KireevFoto679 KireevFoto680

Ну и для сравнения наш уцелевший фрагмент:
KireevFoto663

Автор aviatechnic

Участник 
#110 | Дата: 23 Июл 2013 22:12 | Поправил: aviatechnic 
«Отшумели песни нашего полка...»

История 472—го истребительного авиационного полка противовоздушной обороны (в/ч 61364) В. Иванов.

472-й истребительный авиационный полк возник в период бурного развития советской ПВО, когда угроза атомного удара НАТОвской авиации по нашей территории представлялась вполне реальной. В этот период некоторые из истребительных частей ВВС были переданы в состав Войск ПВО. Среди них была 15-я гвардейская иад (до 10.08.1944 — 235—я иад), вошедшая в 1947 году в Московский округ ПВО. Командование дивизии располагалось в Орле, и здесь же в начале 1950 года подполковник А. Мурашов приступил к формированию нового полка. Личный состав был набран преимущественно из «родной» дивизии, и 15 мая 1950 года формирование новой части, получившей наименование 472-й истребительный авиационный полк, завершилось, а подполковник Мурашов стал его первым командиром. Полк сразу же вступил в реактивную эру — весной поступили первые Як-17Б. Освоение «Яков» завершилось летом, а 22 июля 1950 года 472-й иап был объявлен полностью боеготовым и приступил к боевому дежурству. Ограниченные возможности Як-17Б в качестве боевого самолета были очевидны, и в декабре того же года полк начал переучивание на МиГ-15 — самый совершенный на тот момент советский истребитель, Через три года уже МиГ-15 не мог претендовать на этот титул, и тогда в Орел поступили первые МиГ-17. В то время, до создания вокруг Москвы оборонительного пояса 3РК, истребительные полки Московского округа ПВО играли существенно более важную роль, и получали новую технику в числе первых. Прошло еще три года, и пришло новое поколение истребителей — теперь уже сверхзвуковых. В 1957 году 1-я эскадрилья приступила к изучению и освоению МиГ-19СВ. На смену пушкам шли ракеты «воздух-воздух», а истребители постепенно приучались действовать днем и ночью, в любых погодных условиях, Полк осваивал новое вооружение, отрабатывал соответствующие боевые приемы и нес повседневную службу по защите столицы с юга. В начале 60-х гг. стараниями технического состава полку удалось завоевать звание безаварийного. Всем известно, что основным поставщиком кадров для отечественной космонавтики была и остается военная авиация. Не остался в стороне и 472-й иап — пилоты сверхзвуковых машин, ежедневно поднимавшиеся в стратосферу, были естественными кандидатами в отряд космонавтов. В разное время трое из летчиков полка, пройдя жесткий отбор, попали в число претендентов на самую престижную профессию. Впрочем, совершить заатмосферный полет никому из них так и не довелось. Из примечательных событий, нарушавших рутину повседневной службы, можно отметить участие в крупномасштабных учениях «Днепр» и 1967 году. В это же время, помимо полготовки самолетов к учениям и боевому дежурству, технический состав был занят подготовкой матчасти для отправки во Вьетнам и на Ближний Восток. Быть может, когда-нибудь историки обнаружат, что одни из самолетов с американскими звездами или со «Звездами Давида», завершил полет после встречи с МиГ-19 из 472-го иап. Несмотря на то, что «девятнадцатые» ранних модификации, принадлежавшие полку, отправились за границу, их не сменили новые машины. Почти все (иап ВВС и ПВО страны) уже регулярно летали за два звука на МиГ-21, Су-9 и Су-11, вовсю шло освоение Су-15. В это время (1971 г.) боевой состав 472-го иап выглядел весьма архаично: 1-я и 2-я эскадрильи летали на всепогодных МиГ-19ПМ, а 3-я, где служили летчики, пришедшие из ДОСААФ, продолжала эксплуатировать уже совсем престарелые МиГ-17Ф. Из работ, опубликованных в последнее время и посвященных МиГ-19, лишь одна (Авиация и Время, 5/95) вкратце упоминает о завершающих днях его службы: «...К 1971 г. последние из них, сохранившиеся в ПВО, были заменены на МиГ-25 и Су-15». Теперь это утверждение можно значительно скорректировать: МиГ-19 продолжали оставаться на вооружении Истребительной авиации Войск ПВО гораздо дольше! И последним оказался как раз 472-й иап — шли годы, кое где уже перешли на «трехмаховый» МиГ-25, некоторые полки успели поменять не одну модификацию МиГ-23, а с орловского аэродрома продолжали взлетать тупоносые «девятнадцатые» — символ авиации 50-х. И относились к ним вполне серьезно — и 1976 и 1977 годах полк участвовал в боевых стрельбах на полигоне Сары-Шаган, а еще годом позже — в Ашулуке. 1979 год стал едва ли не самым богатым на события для 472-го иап. Началось переучивание на новую технику — на смену МиГ-19, на которых за 20 лет отлетало не одно поколение пилотов, пришли МиГ-23П. Кроме того, полк покидал обжитые места, командование приняло решение передислоцировать его дальше на юг.

Автор aviatechnic

Участник 
#111 | Дата: 23 Июл 2013 22:30 | Поправил: aviatechnic 
(продолжение)

С 4 октября 1979 года местом базирования 472-го иап стал Курск. Переучивание еще не завершилось, и на новом месте МиГ-23 все еще соседствовали с «девятнадцатыми». Старые «МиГи» продолжали летать даже весной 1980 года. Это, видимо, и были последние вылеты строевых МиГ-19. После этого еще долгое время их можно было видеть стоящими на окраине летного поля в качестве ложных целей. Боевую учебу в то время приходилось сочетать с большими работами по обустройству новой базы, строились КП и канониры, защищенные склады вооружения и сооружения ТЭЧ, ведь военные самолеты базировались здесь лишь во время войны... Освоение «двадцать третьих» завершилось летом, и 15 сентября 1980 года полк заступил на боевое дежурство в готовности № 3 днем, а спустя два месяца перешел на круглосуточное дежурство. Уже в следующем году стрельбы на полигоне Сары-Шаган (во время проведении учений «Десна-81») подтвердили, что МиГ-23 успел стать «родным» и для летчиков и для инженерно-технического состава полка — итоговая оценка оказалась отличной. 80-е годы начались под знаком вес усиливающегося противостояния с «вероятным противником», кульминацией которого стал перехват корейского «Боинга». Прошло пять лет, и эта демонстрация мощи Советской ПВО оказалась в тени невероятного эпизода с «Цесной» Руста. Су-27 и МиГ-31, поступавшие в Истребительную авиацию ПВО, попадали преимущественно на Север и Дальним Восток, Полки Московского округа ПВО, относившиеся, в общем—то, ко второй линии, продолжали летать на МиГ-23 и Су-15. По мере ухода наших войск из Восточной Европы положение стало понемногу меняться — рубежи перехвата довольно быстро приближались к центру европейской части СССР. Наконец, последний шаг был сделан и памятном 1991 году — Украина провозгласила независимость, и 472-й иап стал приграничным. В 1992 году на Вооруженные силы России обрушилось массированное сокращение, которое продолжилось, хотя и менее интенсивно, и в последующие годы. Пояс истребительных полков, прикрывавший Москву начал редеть на глазах. Если до того соседями курского полка были 191-й иап (Тульская область) и 146-й иап (Васильков, к югу от Киева), то с 1992 года ближайшим на левом фланге стал полк МиГ-31 в Ростове на Дону, а через два года сменился и правый сосед — к северу от Курска ничего не осталось вплоть до Бежецка (Тверская обл.). Именно 1994 год стал переломным для МиГ-23 Московского округа ПВО, кроме упоминавшегося 191-го иап (Ефремов), расформировали 28-й гвардейский иап (Андреаполь, Тверская обл.) и 415-й иап (Туношна, Ярославль). Все они были оснащены МиГ-23П, и боеспособные самолеты передали не только на базы хранения, но и поделили между 472-м иап и 638-м иап (Бобровка, район Самары). Это сокращение происходило в период некоторого усиления российской системы ПВО, связанного с напряженностью на Северном Кавказе. Хотя российские ВВС покинули базы в Грузии и Армении, события конца 1991 года заставили не только усилить авиационную группировку на аэродромах юга России, но и воспользоваться соглашением с Арменией, предусматривавшим базирование российской авиации на ее территории. 472-й иап выделил 4 самолета, которые с 17 декабря приступили к боевому дежурству на аэродроме Эребуни (Ереван). Смены летного и технического состава периодически менялись. В 1993 году на дежурство заступила уже постоянная 420 авиагруппа (также созданная на базе 472-го иап и оснащенная МиГ-2ЗП), на которую легла ответственность по обеспечению воздушного прикрытия Группы российских войск в Закавказье. К лету 1997 года стало ясно, что и в Бобровке «двадцать третьи» доживают последние дни. В течение июля пары и звенья истребителей с подвешенными баками взлетали из Бобровки и приземлялись уже в Курске. В августе 1997 года 683-й иап был официально расформирован и 472-й иап стал последним полком в европейской части России, вооруженным МиГ-23П. Аэродром «Kypск - Восточный» относился к аэродромам т. н. «совместного базирования». С одной стороны от ВПП расположен городской аэропорт, а противоположная сторона летного поля отдана военным. В обваловках стояли самые разнообразные МиГ-23П. Готовые к полетам и полуразобранные, свежевыкрашенные и совершенно выгоревшие на солнце, с подвешенными ПТБ (это те, которые только что прибыли из Бобровки) и без них. Необычайное разнообразие царит и в камуфляжах и бортовых номерах, вcё это результат того, что 472-й иап стал последним местом службы для самолетов четырех полков: 28-го гв. иап, 191-го, 415-го и 683-го иап, не считая машин, изначально принадлежавших 472-му полку. Тогда было время парадоксов, и жизнь курского полка — едва ли не лучшее тому подтверждение. Казалось бы, военная авиация переживала худшие времена, и, например, соседи с «аэрофлотовской» стороны должны были летать существенно чаще. Действительность выглядела ровно наоборот — из солидного парка Ан-24 и Ан-2, принадлежащих Курскому авиаотряду, в летном состоянии находились лишь несколько штук, и один из них выполнял 1 (один) рейс в неделю. С другой же стороны аэродрома жизнь если не кипит, то, по крайней мере, не умирает — поставки ГСМ в то время относительно наладились, и два летных дня в неделю — не редкость. За такой день летчики полка совершали до сотни самолетовылетов, что позволяло не только поддержать какой-то налет для опытных пилотов, но и «обкатывать» молодежь (некоторые лейтенанты, закончив учиилище, ждут самостоятельного вылета по два-три года). Курские истребители, кстати, летали чаще, чем их коллеги, имеющие новую технику, Су-27 и МиГ-31, да и количество боеготовых машин было существенно выше. Причины просты — полная заправка «двадцать третьего» куда меньше, чем у тяжелых 2-х моторных «Су» или «МиГов», но главное — в 472-м иап совершенно отсутствовала проблема запчастей и комплектующих. В этом нет ничего удивительного, если учесть, что полк имел почти двойной комплект машин по сравнению с положенным по штату. «В жизни» это означает, что если на каком-то самолете что-то выходит из строя, то в большинстве случаев техник находит эту деталь или агрегат на другой машине (вылетавшей ресурс или уже «распотрошенной»). Неприхотливость МиГ-23 и тот факт, что машина давно и хорошо освоена персоналом, также играла немаловажную роль. Полк Су-27 из Бежецка время от времени выполнял роль «противника» для курских «МиГов». Интересно отметить, что новые истребители не всегда выходили победителями в этих поединках. Процесс сокращения не обошел и Курский полк. 01 мая 1998 года 472-й истребительный авиационный полк был расформирован.

Автор admin

Администратор 
#112 | Дата: 13 Авг 2013 23:26 
aviatechnic

Вопрос самому осведомлённому по этой теме человеку. А что слышно о судьбе планерного клуба. За последние дни услышал два взаимоисключающих сюжета. Первый: за долги арестовано всё, что только можно арестовать, а самое ценное, это трейлеры для перевозки планеров. Второе: во время соревнований один и руководителей из Москвы, сказал, что, возможно, именно с Орловского планерного клуба начнётся возрождение планеризма в стране.
А как оно на самом деле?

Автор Ilych
Участник 
#113 | Дата: 14 Авг 2013 07:54 
Информация от человека который прыгал в аэроклубе с парашютом до самого недавнего времени. Он сказал, что парашютистов выдавили из аэроклуба (он,например, теперь в Брянск ездит прыгать), чтобы он остался чисто планерным. Планерный аэроклуб функционирует, и,говорят, будет обновляться

Автор MCMLXXII
Участник 
#114 | Дата: 25 Авг 2013 18:42 
человека который прыгал в аэроклубе с парашютом до самого недавнего времени. Он сказал, что парашютистов выдавили
"выдавили"? )))
давайте называть вещи своими именами - выгнали взашей компашку, воспринимавшую аэроклуб исключительно как бесплатную бухальню как по праздникам, так и и без оных.

Автор Kireev

Модератор 
#115 | Дата: 1 Дек 2013 03:18 | Поправил: Kireev 
___... И грянул взрыв___
Глава из книги.
В очерке «Это было в Орле», опубликованном в сборнике «Герои подполья», есть такие строки: «Летом 1942 года вблизи аэродрома был взорван большой склад авиабомб. Кто совершил эту диверсию, пока неизвестно. Но в городе ходили слухи, что это сделали советские военнопленные...»
В 1970 году, когда сборник вышел третьим изданием, в Политиздат пришло письмо от жителя Волгограда Михаила Георгиевича Топольскова. Он писал, что прочитал книгу «Герои подполья», и сообщал, что диверсию на немецком военном аэродроме под Орлом в 1942 году действительно совершили советские военнопленные, и назвал участников этой операции. Вскоре Топольсков сам приехал в Орел. Он побывал на месте событий, многое рассказал и помог раскрыть еще одну страницу героической борьбы советских людей с немецко-фашистскими захватчиками на орловской земле.
...Заместитель (политрука роты из 6-й гвардейской дивизии старший сержант Михаил Топольсков в октябре 1941 года под Мценском попал в плен. Некоторое время он содержался в орловском сборном лагере военнопленных. В декабре в составе группы в 300 человек был доставлен на орловский военный аэродром. Пленных разместили в дощатых бараках, расположенных вблизи Карачевского шоссе. Это и был лагерный пункт на аэродроме.
Здесь Топольсков встретился с Василием Беловым. Они оказались соседями — у Топольскова на спине значился лагерный № 50, у Белова — 51. Узники подружились. Белов рассказал, что он—командир взвода противотанковых орудий, младший лейтенант. Однажды комендант лагпункта унтер-офицер Вилли построил пленных на плацу и через переводчика приказал поднять руки тем, кто имеет специальность сапожника, портного, шорника. Топольсков назвался шорником, Белов — портным. В одном из бараков, по соседству с сапожной мастерской и прачечной, для шорника п портного отвели клетушку. Топольсков ремонтировал хомуты, седла и прочую конскую упряжь, а его сосед занимался портняжным делом.
Белов был человеком немногословным, вдумчивым. Однажды он спросил Топольскова:
— Как ты смотришь на то, что наши товарищи на франте дерутся, а мы тут спокойненько чиним фрицам хомуты?
— Знаю, куда ты клонишь,— отозвался Топольсков.— Сам не раз об этом думал.
Как-то в мастерскую зашел Григорий Щербаков. Он с Беловым уже не раз встречался в лагере, рассказал, что он артиллерист, старший лейтенант. Обратившись к Белову, Щербаков сказал:
— Дай-ка иголку с ниткой, штаны зашить. Разорвал на новой работе. Знаешь, мне Вилли должность подобрал.
— Какую же? — поинтересовался Белов.
— Старшим команды по разгрузке прибывающих на аэродром авиабомб, снарядов и всякого прочего. Как ты на это смотришь?
Белов ответил не сразу.
— А что? Подходящая должность в наших условиях.
— Посмотрим... В моем подчинении двенадцать человек.
Щербаков под разными .предлогами стал частенько посещать портняжную мастерскую. Как-то он привел товарища, который представился: «Капитан Макаров».
Оказалось, что комендант лагпункта Вилли поставил Макарова во главе команды, тоже в двенадцать человек, которая была занята тем, что подвозила авиабомбы со склада на летное поле и подвешивала их к самолетам, заправляла машины.
Белов, Топольсков, Щербаков и Макаров были одного возраста, все четверо комсомольцы. Они и составили ядро подпольной патриотической группы, организатором и руководителем которой был Белов. К ним примкнул присланный в помощь Белову портной из гражданских, человек лет сорока пяти.
Василий Белов (познакомился с двумя девушками, работавшими в прачечной. Они оказались городскими подпольщицами. Через них Белов держал связь с городским подпольем. Сначала девушки приносили сводки Совинформбюро, и группа Белова наладила антифашистскую агитацию среди военнопленных. Потом они передавали указание городского подполья организовать побеги военнопленных из лагерного пункта, принесли карту с пометками местонахождения партизан и маршрутов для перехода через линию фронта.
Группа Белова помогала военнопленным бежать из лагеря. Делалось это так.
Гитлеровцы от Кромской железнодорожной платформы на Брянском пути провели к аэродрому ветку. По этой ветке они подавали составы с авиабомбами, снарядами и другими грузами. На разгрузочной площадке аэродрома составы освобождались от грузов. Подготовленные к побегу пленные цеплялись под вагоны, платформы и с порожняком выезжали за пределы аэродрома. Орловские машинисты-железнодорожники знали об этом и всячески содействовали побегам. Таким путем из лагеря бежали многие пленные.
По поручению Белова капитан Макаров, постоянно общавшийся с чехами-авиатехниками при заправке самолетов, вошел в контакт с руководителем бригады авиатехников инженером Ганцем. Оказалось, что все чехи, в том числе и Ганц, резко отрицательно относятся к гитлеровцам. Подпольщики решили использовать это обстоятельство и предложили Ганцу организовать обезвреживание авиабомб при подвешивании их к самолетам перед вылетом на бомбежку объектов в наших тылах. Ганц охотно согласился и предложил способ обезвреживания бомб.
Обычно команда Макарова брала на складе авиабомбы, на автомашине доставляла их на летное поле, подвешивала к самолетам и уже потом вставляла в их носовую часть взрыватели. Теперь же, по предложению Ганца, в бомбы крупного калибра — 500—1000 килограммов — сначала вставляли толстую картонную прокладку (их изготавливал в своей мастерской «шорник» Топольсков), а уже потом ввинчивали взрыватели. Такая подготовка бомб приводила к тому, что при ударе ее носовой части о грунт капсюль взрывался, но взрывчатка, заложенная в корпусе, не воспламенялась, так как была надежно изолирована от взрывателя. Авиатехники-чехи и их руководитель Ганц контролировали готовность самолетов и бомбового груза к вылету, но картонных прокладок «не замечали».
Обезвреживание авиабомб подпольщики производили с января до половины мая 1942 года. В это время Елецкий железнодорожный узел был одной из базовых станций, питавших войска Брянского фронта. Для нанесения воздушных ударов по базам и складам в Ельце фашисты использовали авиацию с орловского аэродрома. Подполковник в отставке Петр Николаевич Боговцев, бывший в то время начальником штаба противовоздушной обороны области, свидетельствует, что в первой половине 1942 года при налетах вражеской авиации на объекты, расположенные в Ельце, каждый раз не взрывалось по нескольку бомб, особенно крупнокалиберных.
Готовясь к широкому наступлению на восточном фронте в летнюю кампанию 1942 года, гитлеровцы уже с начала года стали создавать запас авиабомб на орловском аэродроме. Их составами подвозили к разгрузочной площадке, команда Щербакова перегружала их на автомашины, отвозила на западную окраину аэродрома и складировала. Уже не раз у подпольщиков возникал разговор о том, как бы «приложить руки» к этому складу. Но вот в середине мая Щербаков заглянул в мастерскую к Белову.
— Со складом бомб пора кончать,— сказал он.— Вчера тринадцатый эшелон разгрузили. Завтра еще поступит.
Белов долго молчал.
— Ну, что ты молчишь, не слышишь, что ли? — торопил Щербаков.
— Потому и молчу, что не знаю, что сказать. Ты же сам говоришь, что у склада часовые стоят чуть ли не на вытянутую руку друг от друга день и ночь. Никого, кроме твоей команды, туда не подпускают. Как это сделать? Надо хорошенько продумать...
— Я уже продумал,— заметно нервничая, сказал Щербаков.— Надо действовать, не откладывая.
— А что ты придумал? — прищурившись, спросил Белов.
— Вот мой план, слушай. Завтра я с ребятами разгружаю четырнадцатый эшелон. Все идет, как всегда, нормально. Подвозим к складу последнюю машину. Предпоследнюю бомбу, желательно тонную, а такие, конечно, будут, кладем носом к разгрузочной площадке, вставляем взрыватель. Пускаем с автомашины по скатам последнюю бомбу так, чтобы она боком ударила в нос лежащей. Взрыватель срабатывает, тонная взрывается, и от детонации весь склад летит к черту...
— А люди!? — вырвалось у Белова.— Там же будешь и ты, и твоя команда?!
— Я уже думал и об этом,— гладя в пол, медленно проговорил Щербаков.— Другого выхода нет. Я кое с кем из своих ребят обсуждал. В один голос говорят, что мы ведь на войне... А в этой войне, сам знаешь, читал листовки городских подпольщиков, фронт не только там, где он обозначен линиями передовых позиций, но я здесь, в тылу фашистской армии. А наша передовая здесь, на аэродроме...
Белов медленно проговорил:
— Вот что, Гриша, иди, еще подумай. Может, что другое... Мы тоже подумаем. А завтра загляни сюда.
Наутро Щербаков пришел в мастерскую. Он был внешне спокоен.
— Ничего нового не придумал,— сказал он, закрыв за собою дверь и осмотревшись.— Вас не спрашиваю, потому что вы тоже ничего другого придумать не можете.
Белов молчал. Сказать ему действительно было нечего. Кто-кто, а Щербаков знал обстановку на складе.
— Ну, что? — спросил, наконец, Белов, поочередно глядя на Топольокова и Гражданского. Те молчали. Тягостную неловкость разрушил сам Щербаков. Он шагнул к Белову. Они крепко обнялись. Григорий попрощался с Топольсковым и Гражданским и, уже взявшись за скобку двери, произнес:
— Прощайте! Не поминайте лихом.
...На аэродроме работала группа городских девушек. После ночной «обработки» аэродрома нашей авиацией они собирали в траве осколки бомб и зенитных снарядов, засыпали воронки. В группе девушек находилась Нина Платонова. Работая на аэродроме по мобилизации биржи труда, она познакомилась с военнопленным, который состоял в команде Щербакова. Это был белорус 19—20 лет. Звали его Ваня Качан. Нина встречалась с ним на аэродроме, делилась продуктами, однажды принесла ему отцовское белье. В тот майский день Ваня подошел к ней не в обычное время, в обеденный перерыв, а раньше. Он был взволнован и, отозвав Нину в сторону, тихо сказал:
— Сегодня во время перерыва не оставайтесь на поле. Уходите все в столовую. Скажи девчатам.
Нина хотела спросить, почему, но Ваня опередил:
— Не спрашивай ничего. Так надо. >>>

Автор Kireev

Модератор 
#116 | Дата: 1 Дек 2013 04:00 | Поправил: Kireev 
>>> «Во время перерыва и грянул взрыв, который потряс аэродром и город Орел, — вспоминает Н. Платонова — После этого нас стали водить на работу с собакой, не разрешали никуда отходить, ни с кем разговаривать. Ваню я больше не видела и не знаю, что с ним стало...»
Ваня Качан погиб вместе со своей командой. Погиб и сам Щербаков, осуществляя план диверсии.
После взрыва гитлеровцы всех военнопленных закрыли в бараки, территорию лагпункта оцепили эсэсовцы, установили вокруг пулеметы. На другой день утром гестапо арестовало девушек-прачек. Потом схватили Белова, Макарова, Гражданского. После краткого допроса их расстреляли. Девушек-прачек, одну из которых звали Наташей, повесили в городе на площади. Топольскову удалось избежать расправы. Лагерный пункт расформировали, пленных отвезли в Белоруссию. Там Топольсков вместе с группой других пленных бежал из лагеря к партизанам и дрался с фашистами в белорусских лесах до соединения с частями Красной Армии.
_______________________________
М. Мартынов "Фронт в тылу", 1975г.

Автор пешеход

Участник 
#117 | Дата: 2 Дек 2013 08:59 
Михаил Георгиевич Топольсков 1918г.р. красноармеец
Сталинградская область. с. Дубровка
Последнее место службы 6 СД
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия 18.02.1943

Автор vasses

Участник 
#118 | Дата: 5 Дек 2013 10:31 
А есть ли сведения о том, какой именно авиа полк базировался на военном аэродроме до начала войны (№ в\ч)?

Автор пешеход

Участник 
#119 | Дата: 5 Дек 2013 12:31 
vasses из истории
5 Гвардейского Берлинского Краснозаменного ордена Богдана Хмельницкого истребительного авиаполка.
С начала военных действий личный состав авиаполка передвигался и действовал с аэродромов гг. Смоленска, Брянска, Орла, Тулы
http://militera.lib.ru/memo/russian/ozhimkov_pm/01 .html
кто до него-я не знаю, пока

Автор vasses

Участник 
#120 | Дата: 5 Дек 2013 13:45 
пешеход
То есть Вы тоже работаете над этим вопросом? Слышал, что был еще временный аэродром где-то под Хотынцом.

Страница  Страница 8 из 11:  « Назад  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  Дальше » 
Поговорим об Орле orel-story.ru форум / Поговорим об Орле /
 Военный городок, аэродром, Ботаника

Ваш ответ Нажмите эту иконку для возврата на цитируемое сообщение

 

 ?
Только зарегистрированные пользователи могут отправлять сообщения. Авторизуйтесь для отправки сообщений, или зарегистрируйтесь сейчас.

 

 
Кто сейчас в эфире: Гости - 1
Участники - 0
Максимум когда-либо в эфире: 130 [7 Авг 2019 08:29]
Гости - 130 / Участники - 0
 
orel-story.ru форум Поддержка: Simple Bulletin Board miniBB ®
↑ Наверх