Архитекторы XIX века:

Андрей Воронихин и Доменико Жилярди
Мир архитектора Скоробогатова
Статьи о городе, его истории и архитектуре


ШЕДЕВРЫ, УНОСИМЫЕ ВЕТРОМ

Время, населенное событиями, строит, но и разрушает. От этого процесса никуда не уйти. Можно лишь вмешаться и сохранить то, что никогда и никто не сможет повторить, потому что создано было для своей эпохи и талантливыми руками. Возможно, сегодня эти вещи или здания уже ни для чего практического не годны. Но среди того, что отслужило, казалось бы, свое, опытный взгляд всегда найдет истинную ценность. Памятник.

В 1760-х годах в России декоративный барокко сменил классицизм, который делится на три периода: ранний (1760-1780 гг.), строгий (1780-1800 гг.) и высокий или «ампир» (до 40-х годов XIX века). Из двух десятков сохранившихся памятников архитектуры высокого классицизма значительными сооружениями являются: церковь Никиты-мученика 1818 года в г.Мценске (автор неизвестен), церковь Михаила-Архангела 1817 года в Орле (автор неизвестен), церковь Михаила-Архангела 1828 года в селе Грачевка Залегощенского района (автор неизвестен), а также усадебно-парковый комплекс в Голуни архитектора А. Н. Воронихина и церковь Михаила-Архангела в Ново-Михайловке архитектора Доменико Жилярди. Оба они входят в плеяду выдающихся архитекторов, работавших в стиле высокого классицизма.

Голунью с XVIII века владели князья Голицины, и лишь к концу века XIX перешла она к князьям Извековым как приданое одной из дочерей Сергея Михайловича Голицина, кавалера всех российских орденов. Сохранившийся до наших дней главный усадебный дом с флигелями, а также и Михаило-Архангельская церковь были отстроены именно при нем.

АРХИТЕКТОР ВОРОНИХИН

Андрея Никифоровича Воронихина мир знает как автора непревзойденного архитектурного шедевра Российской Империи XIX века — Казанского собора. Крепостной графа А. С. Строганова, он еще в юности обратил на себя внимание своего барина незаурядными способностями в живописи и графике. А. С. Строганов посылает его учиться в школу В. И. Баженова и М.Ф.Казакова, освобождает от крепостной зависимости: «Впредь мне, графу, и предкам моим до него, Воронихина, и до будущих потомков его дела нет», однако принимает в его судьбе участие: посылает учиться архитектурному делу в Швейцарию и Францию. Когда Павел I, желая утвердить величие Российской Империи, решил построить в Петербурге главную церковь страны, превосходящую знаменитый собор Петра и Павла в Риме, А. С. Строганов, опытный царедворец, убедил царя поручить этот проект не снискавшему громадную славу Чарльзу Камерону, а безвестному русскому архитектору Андрею Воронихину. Уверенность честолюбивого графа в таланте его бывшего крепостного полностью оправдалась. На парадном портрете, написанном Ж.-Л.Монье, А. С. Строганов изображен с воронихинским проектом Казанского собора в руках. А к архитектору пришла мировая известность. Не получив систематического специального образования, он становится профессором архитектуры в столичной Академии художеств и проектирует сооружения, вошедшие впоследствии в сокровищницу мировой культуры. Он автор не только крупных, градообразующих зданий, но и небольших, весьма выразительных садово-парковых сооружений. Подобно художникам эпохи итальянского Возрождения, он сочетал в себе искусство зодчего, инженера, художника и декоратора.

Для князей Голициных Воронихин проектировал «родовой Версаль» — главное имение в подмосковных Кузьминках, Покровскую церковь в Голуни. Местоположение этой церкви хорошо помнят старожилы села Голунь. Она стояла при въезде в усадьбу на высоком берегу Зуши, откуда открывается исключительный по красоте вид на заречные дали. Ее здание было компактно-центрического типа, трехпрестольное — Покровский, Никольский, Митрофаниевский с отдельно стоящей, четырехъярусной колокольней с часовым звоном и высоким шпилем.

В 1958 году Покровскую церковь сфотографировали и разобрали. Прекрасное сооружение выдающегося зодчего ушло в небытие, оставив нам в наследство стены сводчатого подклета, которые еще можно обнаружить в земле и, возможно, заваленный подземный ход, который вел из главного дома к домовой церкви и был отмечен на плане 1970 года исследователем Л. Островским (Москва, институт «Спецпроектреставрация»).

В 1810 году по проекту А. Н. Воронихина строится главный барский дом с двумя флигелями. Двухэтажный, с круглой по плану гостиной для балов под куполом, он вскоре стал предметом подражания в строительстве особняков в Тульской губернии. До наших дней сохранились только стены главного дома и два флигеля под ветхим покрытием.

Окружающие усадьбу Голунь леса, Дубовщина и Холм, являются, по мнению специалистов-биологов, комплексным памятником природы. Помимо исключительной красоты ландшафта, в них сохранились многие редкие виды русской флоры и фауны, часть этих лесов следует объявить микрозаповедником.

В 80-е годы XX века силами ВООПиК города Орла проводятся противоаварийные и консервационные работы по зданиям, автором этих строк ведутся исследовательские и проектные работы, но совершенно очевидно, что без надлежащего приспособления вести комплексные реставрационно-восстановительные работы бессмысленно.

ДОМЕНИКО ЖИЛЯРДИ

В 1780-х годах в России работали восемь архитекторов и каменных дел мастеров рода Жилярди. Все они состояли на государственной службе, приносили присягу на верность, работали большей частью в Москве, строили по заказам частных лиц, получали чины, ордена и, разбогатев, обычно уезжали заканчивать свой жизненный путь на родину, в Швейцарию. В 1785 году в Монтеньоне близ Лугано у Ивана Дементьевича Жилярди родился сын Доменико. В одиннадцатилетнем возрасте мальчика привезли к отцу в Россию. В семье Жилярди жил и воспитывался А. Ф. Григорьев, будущий вьщающийся архитектор XIX века. Практически все крупнейшие объекты архитекторами разрабатывались совместно, А. Ф. Григорьев был совершенно виртуозный график, он обычно выполнял экспозиционный материал для согласования проектов. Жилярди следил за воспитанием и обучением сына, «чтобы он (сын) стал честным, благородным человеком, служил обществу и думал не только о собственных нуждах...». В 1806 году Д. Жилярди оканчивает Миланскую академию и четыре года изучает искусство и архитектуру Италии — Рима, Флоренции, Венеции. В 1813 году Д. Жилярди участвует в Международном конкурсе на сооружение Храма в память героев Отечественной войны 1812 года. Проект представляет триумфальную колоннаду на тему: «Россия, дарующая мир Европе», и подписан скромно: «Жилярди-сын». Москва после войны представляла пепелище, и талантливый архитектор многие годы выступает как реставратор, градостроитель, неукротимый организатор строительства. Количество восстановленных и построенных зданий поражает воображение; комплекс Московского университета, Опекунский совет, Вдовий дом, Екатерининское училище, Воспитательный дом, дом Луниных, Гагариных, Карауловых, Сибиряковых, Хрущевых, Череватовых, Сотниковых, Сахаровых, усадьба в Кузьминках. В настоящее время все эти особняки и здания занимают высшие государственные учреждения и институты.

В 1825 году к власти приходит Николай I, наступает реакция, Священным Синодом и царствующей семьей предписывается строить церкви только в русско-византийском, «патриотическом» стиле. Д. Жилярди пишет в Швейцарию: «Мне поручают построить две церкви в русско-византийском стиле, две противные постройки». Он отказывается и в 1832 году навсегда покидает Россию, увозя с собой все свои многочисленные проекты. Умер  Д. Жилярди в 1845 году, построив на родине только одну кладбищенскую часовню в русском стиле. Фотокопии проектов потомки Д. Жилярди передали в Научно-исследовательский музей архитектуры им. А.В. Щусева, среди них три проекта церквей за подписью «Россия, проекты для неизвестной местности». Искусствоведом Л .И.Островой (институт «Спецпроектреставрация»), писавшей историческую записку по Голуни и Михаило-Архангельской церкви, принадлежит открытие сразу трех ранее неизвестных построек Доменико Жилярди; Троицкая церковь 1815-1820 годов в селе Коледино Московской области, Преображенская церковь 1824 года в городе Рязани (бывшее село Конищево) и церковь Михаила Архангела 1832 года в селе Ново-Михайловке. Вот что писал исследователь Вагнер о Рязанской церкви, ничего не зная об ее авторе: «Речь идет о первоклассном произведении искусств, даже уникальном для Рязанской области». Все три церкви очень схожи и как аналоги могут дополнять друг друга, но вершиной творчества Д. Жилярди в культовом зодчестве, взлетом его творческой фантазии, несомненно, является Михаило-Архангельская церковь. Здание по своей объемно-пространственной композиции резко отличается от наших привычных храмов. Храм с колокольней соединяется посредством открытого перехода под двухскатной кровлей. Стены колокольни и аттика четверика сделаны с повалом, что создает иллюзию увеличения высоты, придает небольшому сооружению монументальность. Пропорционально выверенный, безукоризненный масштаб всех элементов архитектурных композиций, пластичность и декоративное богатство ставит культовое здание в ряд исключительных по своим художественным достоинствам памятников.

Портал церкви сделан в чисто жилярдиевском стиле, в углубленные арки устроенные полуколонны с антамблементом, этот прием в XIX веке стал эталоном высочайшего вкуса. Его широко использовали в неоклассическом стиле XX века известные архитекторы: В. А. Шуко, А. Е. Белогруд, И. А. Фомин и другие. В церкви полы были чугунные, три голландские печи, на фасадах применялся мячковский камень. Золоченый иконостас изготовили и привезли из Москвы, живописцы также были московские, на колокольне было пять колоколов. Сохранился подробнейший отчет о всех произведенных работах, использованных материалах, их стоимости и самих строителях.

В 1937 году церковь эакрывают и частично разбирают, вся церковная утварь уничтожается. В 80-х годах автором этих строк выполняется Проект реставрации церкви Михаила Архангела. Здесь мы имеем редкий случай в реставрационной практике, когда воссоздание памятника с достаточной долей достоверности основывается в первую очередь не на натурных исследованиях, а на подлинных авторских чертежах и подробных описаниях применяемого материала на объекте согласно архивным документам. Многие годы здание бесхозно, своды его раскрыты, с обрушением их памятник будет представлять собой груду развалин и навсегда исчезнет в небытие.

С восстановлением памятников архитектуры в Голуни и Михаило-Архангельской церкви в Ново-Михайловке откроется блестящая страница в истории национального русского зодчества. Архитекторы  А. Н. Воронихин и Доменико Жилярди оставили на Орловщине два прекрасных сооружения. Все вместе они составляют гордость и славу России.

Михаил СКОРОБОГАТОВ.

2006-2018 © Орел. Краеведение  
© Валерий Васильевич (1949-2018)