Архитекторы XIX века:

Андрей Воронихин и Доменико Жилярди
Мир архитектора Скоробогатова
Статьи о городе, его истории и архитектуре


Реставрация деревянных памятников /мнение специалиста/

Деревянное зодчество — одна из наиболее демократических культур русского народа, корни которой берут начало еще до крещения Руси. Из древесины рубились (слово «рубить» означало строить) промысловая, гражданская, культовая и оборонная застройка. Заготавливался лес в холодное вре­мя года, подбирался на относительно сухих, песчаных почвах и зачастую сразу рубился в клети для усадки и притирки бревен. При переработке, уже на строительной площадке, сруб конопатили пенькой и мхом, добива­ясь полной монолитности стен. Все элементы конструкций, подверженных воздействию влаги, обрабатыва­лись исключительно топором, чтобы уплотнить волокнистую структуру дерева.

Для возведения сруба использовали ровные и сухие бревна сосны, дли косяков дверей и окон — прочную древесину дуба, для декоративных порезок — гибкий ствол липы, для ограждения — длинные и смолистые шесты ели. Всегда «ограниченный» модулем бревна, зодчий доби­вался точно выверенных пропорций в соотношении объемов и длин. Дерево выступало не только как строительный материал, но и как материал архитектуры, как материал искусства. Пропорциональный строй основных объемов украшался многодельным декором, серебристым от ожогов солнца. Причелины, подзоры, наличники, выполненные прорезкой или глухой, углубленной резьбой, несли в себе теплоту рук человеческих, в образах отражая извечное тяготение человека к прекрасному.

Не надо путать народную резьбу с шаблонной резьбой, повсеместно нас окружающей. За редким исключением, это бездушная орнаментика с эклектическим подбором разных стилей, где вполне могут соседствовать барочные приемы с классическими элементами, представляя собой апофеоз безвкусицы.

В селе Добрынь Кромского района в руинах находится церковь Святого Николая Чудотворца, построенная во второй половине XVIII века. Видимо, это наиболее древнее деревянное сооружение в Орловской области, частично сохранившееся до наших дней. Тип здания «восьмерик на четверике с трапезной», как отмечают исследователи, был широко распространен в средней полосе России. Первоначально церковь, видимо, имела отдельно стоящую звонницу.

Следы маркировки бревен и раз­нохарактерной древесины свидетель­ствуют, что церковь некогда перебиралась. Удручающе уродливым на­громождением объемов она стала после обшивки ее «шубой» во второй половине XIX века. Как ни печально, но исследованию помогли лихие люди, растаскивающие ее на дрова, обнажив тем самым все первоначальные конструкции. Сохранился первоначальный, рухнувший барабан главки храма и даже остат­ки полотнищ с масляной живописью удалось зафиксировать.

Проект реставрации, разработанный в 1978 году, получил положительную оценку при согласовании в Министерстве культуры.

Несомненно, интересен памятник истории и культуры — деревянная цер­ковь конца XVIII века Рождества Пресвятой Богородицы, построенная в с. Волконск. Собственно, это второе культовое сооружение из дерева, существовавшее до последнего време­ни в области. Пропорциональный строй и объемная композиция близки к церкви в с. Добрынь, но, как более поздняя, живая структура сруба была уже изначально скрыта удушающей обшивкой. Отход от народного деревянного зодчества к стилевой архитектуре полностью отразился в памятнике. И все же консерватизм строительных принципов, выработанный многовековой школой, еще не утрачен: даже такая деталь, как решетчатые заполнения оконных проемов — рубленные в горячей ков­ке петровские решетки — не могут не оставить зрителя равнодушным.

Промаркированные во время перевоза остатки церкви хранятся на ба­зе реставрационного управления в Орле.

Чтобы предотвратить дальнейшее, разрушение сохранившихся деревянных конструкций храма и их полное уничтожение, необходимо немедленно. решить вопрос о возрождении этого памятника деревянного зодчества.

Подлинной сенсацией для любителей старины может стать ветряная мельница, да еще в довольно приличном, состоянии с частично сохранившимися механизмами.

Ветряк типа «столбовка» на раме (а всего типов деревянных мельниц более 20) стоит близ села Лески Малоархангельского района. Это один из самых производительных типов мельниц, способный размалывать на жерновах до 500 пудов зерна в сутки. Работа мельницы конструктивно основывается на вращении вокруг неподвижного, вкопанного в землю столба, со скользящим моментом между двумя рамами: непосредственно между слегами основного объема, прочно связанными в раму, и нижней уменьшенной, рамой, укрепленной в грунте.

Интерьер мельницы раскрывает перед нами неведомый мир почти первобытной «деревянной механики». На огромном, мощном бревне, служащем осью крыльев, мерно вращается саженная зубчатая шестерня, через нее вращение вала передается на зубчатый барабан и вертикальный кованый шкворень, который и вращает многопудовый верх­ний жернов.

Памятник промыслового назначения в настоящее время исследуется, но уже можно определенно сказать, что приведение его в рабочее состояние с использованием частей сохранившихся механизмов — вполне реальная задача.

Еще один памятник — хозяйственная постройка XIX века в усадьбе Сухотиных-Толстых в селе Кочеты. Это конгломерат хозяйственных помещений с четко продуманными функциональными задачами. В одном здании «брусом» по заказу Сухотиных плотники соединили в шестистенную композицию: помещение с сусеками для хранения зерна, помещение для фуража, куда свободно въезжала телега под разгрузку, и светлое помещение для хранения и ремонта хозяйственного инвентаря.

Если вспомнить, что излюбленным местом работы Льва Толстого в Ясной Поляне была «комната под сводами» с ее скромным интерьером, то вполне можно допустить, что работая в Кочетах, Толстой мог уединиться в сводчатом помещении хозяйственной постройки, здесь он как бы оказывался в привычной для себя обстановке.

И в заключение — еще об одном деревянном памятнике архитектуры, главном доме усадебного комплекса Матвеевых под Болховом. Это хорошо сохранившееся здание с мощным четырехколонным портиком. В конце XIX века, видимо, с обновлением обшивки, чистота стиля высокого классицизма нарушается привнесением элементов стиля модерн. Открытый сруб здесь уже признается как нечто эстетически неполноценное, мужицкое, — он стыдливо упрятан под обшивку, зрителю предлагается смотреть на рафинированную резьбу по дереву.

Здесь еще можно увидеть первоначальный дубовый наборный паркет, кафельные печи, подпотолочные тяги. В пустующих залах выветривается дух жилья, под ногами хрустит стекло, везде мерзость запустения. Нужен, очень необходим памятнику заинтересованный арендатор.

Мы бегло рассказали всего о пяти памятниках. С их утратой будет нанесен невосполнимый урон наследию деревянного зодчества Орловской области. Какие проблемы могут встать перед реставраторами, если наконец-то начнется восстановление?

Прежде всего, это должно быть дело высококвалифицированных специалистов. Иначе деньги налогоплательщиков вылетят на ветер, а памятник перестанет быть памятником.

Золотое правило: простейшая консервация всегда лучше плохой реставрации. Плохая реставрация, как правило, уничтожает все подлинные следы и реставраторам после «реставраторов» уже делать нечего. Это моральное уничтожение памятников, как произведений искусств, отличается от физического уничтожения только сохранением нам в наследие функционально-полезной строительной площади. Плохая реставрация — это нечто больше, чем вообще плохая работа, она должна быть исключена из практики как явление антиобщественное, даже преступное.

М. Скоробогатов,
архитектор-реставратор.



Все фотографии сделаны М.Скоробогатовым в середине 1990-х годов. Рисунки церквей взяты из книги В.Неделина и В.Ромашова: «Архитектурные древности Орловщины» (Книга 2-Ушедшее).
Top.Mail.Ru
2006-2019 © Орел. Краеведение  
© Валерий Васильевич (1949-2018)